Трудный выбор

Спецвыпуск
«Эксперт» №46 (306) 10 декабря 2001
Руководство Республики Коми намерено оставить угольные компании в государственной собственности. Но в госкомпанию инвестор не придет

Руководство Республики Коми принципиально не хочет отдавать угольную отрасль в частные руки. Несмотря на то что интерес к "Воркутауглю" можно назвать ажиотажным: к компании присматриваются "Северсталь" и Магнитка, "Евразхолдинг" и "Сибал", банки и энергетики. И стоимость "Воркутаугля", по словам генерального директора Виктора Экгарта, "сегодня самая высокая за последние годы, а завтра он резко может упасть цене". И тем не менее глава республики Юрий Спиридонов намерен настаивать на том, чтобы и в будущем году обе угольные компании Коми - и "Интауголь", и "Воркутауголь" - были исключены из списка приватизируемых объектов.

Как заявил "Эксперту" заместитель главы республики Анатолий Каракчиев, "мы будем предлагать президенту России не продавать государственные пакеты акций, находящиеся сегодня в федеральной и республиканской собственности, а объединить их в один пакет и создать управляющую компанию". Сегодня 39% акций "Воркутаугля" принадлежит Минимущества РФ, 23,3% - Минимущества Коми, около 17% контролирует "Северсталь".

Не верят сегодня в Коми в чистые помыслы соискателей госпакета. "Борьба ведь идет не за компанию как таковую, - говорит Виктор Экгарт. - Все разговоры о том, что угля в стране не хватает, надуманны и искусственны. Даже несмотря на реструктуризацию угольной отрасли по программе Всемирного банка, в результате которой добыча угля в России сократилась в два раза, угольные компании испытывают проблемы со сбытом. Поэтому основная конкурентная борьба идет на металлургическом рынке, а не угольном. Тот, кто будет контролировать угольные компании, будет контролировать и металлургические комбинаты".

Против кого хотят "дружить" "Евразхолдинг", ММГК, Новолипецкий металлургический комбинат, уже имеющие свои угольные шахты и разрезы в Кузбассе, алюминщики и банки, понятно. Основным потребителем воркутинских коксующихся углей является "Северсталь". "Желание 'Северстали' иметь какой-то пакет нашей компании, пусть даже контрольный, понятно, - рассказывает Виктор Экгарт. - Мы восемьдесят процентов коксующихся углей отправляем в Череповец. Но у меня нет объяснений, какие благие намерения движут банками, или, скажем, уральскими металлургами, у которых уже есть кузбасские шахты. Ведь наши связи с Череповцом могут быть разрушены, если не хуже".

А "хуже" означает банкротство. Такого сценария развития событий в Воркуте не исключают. И хотя сегодня "Воркутауголь" финансово самодостаточная компания и может покрывать свои текущие расходы, но это равновесие очень хрупкое, оно может быть нарушено в любой момент.

"Мы очень тяжело пережили кризис и реструктуризацию отрасли, - рассказывает Виктор Экгарт. - И вся страна знает, что 'Воркутауголь' была в лидерах всех шахтерских движений, как прогрессивных, так и консервативных.

Программа реструктуризации угольной отрасли Всемирного банка была довольно жесткой. Перед Воркутой были поставлены три задачи: закрыть неперспективные шахты, переселить шахтеров, как мы говорим, на Большую землю, реструктурировать перспективн