Юродивый пророк

Культура
«Эксперт» №48 (308) 24 декабря 2001

Константин Звездочетов - известнейший московский художник, весьма популярный светский персонаж, ценимый тусовкой за свою задорную экстравагантность и непредсказуемые выходки. Ему ничего не стоит появиться на четвертый день запоя на статусной выставке кого-нибудь из коллег и кинуться в ноги юной прелестнице. Как любой актуальный художник, чей имидж - его главное произведение, Звездочетов придумал себе образ: он считает, что художник в современном российском обществе занимает примерно то же место, что юродивые на Руси.

На новогодней персональной выставке в галерее XL Константин Звездочетов выступил в амплуа живописца. Обычно его живопись внешне наивна, а набор техник и тем поистине бесконечен: он может тиражировать портреты Че Гевары, делать комиксы про фашистов, конструировать мир после ядерной войны, где властвуют жестокие иезуиты в противогазах и антирадиационных накидках, может "копировать" марки несуществующих далеких стран или лепить скульптуру Савонаролы в состоянии "после костра". Во всех этих проектах внешняя наивность сочетается с интеллектуальностью и вкусом, намеренно прикрытыми показной безвкусицей.

Однако в последнее время художник-юродивый, мученик культуры и искусства союзного значения Константин Звездочетов почувствовал, что концептуальные игры московских художников отходят на второй план, становятся ретроградными. В мире все больше популярны видеоискусство, компьютер-арт, сетевые проекты. Наступила эпоха перетасовки и обновления жанров. Новогодний сюрприз преподнес публике и Константин Звездочетов: он выставил абстрактную живопись в манере американца Джексона Поллака - представителя знаменитой нью-йоркской школы живописи. Поллак считал, что в картине важен не каждый фрагмент, а целостность произведения. Возрождение взглядов Поллака в звездочетовской живописи весьма приятно, так что, будем надеяться, интуиция не подвела московского юродивого. Тогда, возможно, человечество в ближайшее время ждет взлет актуального искусства, ориентированного на чистую, бессодержательную визуальность.