Последний классик

Повестка дня
«Эксперт» №48 (308) 24 декабря 2001

Семнадцатого декабря умер Александр Володин. Он был последним абсолютным классиком в российской драматургии. Ведь что такое классика? Это то, что не раз было востребовано культурой, это пьесы и стихи, к которым возвращаются разные поколения. Пьесы Володина, написанные в 50-е годы, ставились потом в 80-е, его фильмы ("Похождения зубного врача", "Старшая сестра", "Фокусник", "Осенний марафон", "Назначение", "Пять вечеров") не сходят с экранов, его старые стихи читают нынешние студенты, а в театральных институтах ставят отрывки из пьес того времени, когда Володин только пришел в театр.

С его пьес "Фабричная девчонка", "Пять вечеров", "Назначение" начался новый этап развития нашего театра, началась новая правда. В годы застоя его притчи "Мать Иисуса", "Две стрелы", "Ящерица", "Дульсинея Тобосская" позволяли театрам говорить, пусть и эзоповым языком, но на актуальные темы, и этот язык понимали все.

Володин никогда не умел говорить неправду и о войне, которую прошел, и о предвоенных годах, и о 60-х, когда мог в глаза чиновникам сказать прямой русский текст и хлопнуть дверью. Ему всегда было стыдно. За себя, за страну, за народ, за людей. Он всегда был врагом всякой официальщины, даже тогда, когда на него стали золотым дождем сыпаться премии - "Золотая маска", "Триумф", Государственная...

Володин как никто другой смог сохранить достоинство русского интеллигента в трудные десятилетия нашей истории, ни разу не покривив душой и не согласившись на человеческий и художественный компромисс. Он "не был, не состоял, не участвовал" ни в чем, что могло бы бросить тень на репутацию. Общая эмоция любви и уважения к нему всегда была искренна, неподдельна и едина.