Энергия низких температур

Победа предпринимателя над ученым обернулась изобретением, которое может заморозить что угодно и где угодно

Будущий историк науки наверняка сможет написать, что СССР была не только ядерной и ракетной, но и криогенной державой. Две из восьми полученных нашими учеными Нобелевских премий в области естествознания относятся к физике низких температур (Ландау в 1962 году и Капица в 1978-м). Внедренный в промышленность метод сжижения кислорода Капицы стал мировой инженерной классикой, наши жидкостно-реактивные ракетные двигатели второй ступени, использующие жидкий кислород и водород, до сих пор превосходят по своим характеристикам зарубежные аналоги.

Правда, в более "прозаических" отраслях, таких, например, как пищевая промышленность (заморозка продуктов), фармацевтика или медицина, где криогенные ноу-хау используются столь же активно, нам до последнего времени похвастаться было особо нечем. Между тем речь идет о рынках в десятки и сотни миллиардов долларов. Поэтому мы были приятно удивлены, когда после компьютерного отбора по модели Бутаева (подробнее см. "Эксперт" N44 за 2001 год) в первом туре Конкурса русских инноваций, проводимого нашим журналом и компанией Audi, лидером оказался именно криогенный проект, причем ориентированный в перспективе на вполне емкие и "прозаические" рынки (полное название - "Криостример для биотехнологий, медицины и испытаний новых материалов", подробнее см www.inno.ru). Руководитель проекта доктор физико-математических наук Евгений Демихов сегодня утверждает, что инновационный предприниматель в нем окончательно победил ученого и он не очень об этом жалеет.

Университетский рынок

В советское время судьба ученого Демихова складывалась вполне успешно. В 1982 году после окончания факультета общей и прикладной физики Московского физико-технического института он попал на работу в престижный академический Институт физики твердого тела (ИФТТ) в подмосковной Черноголовке. Там он занялся физикой жидких кристаллов и теорией фазовых переходов, а в 1987 году защитил кандидатскую диссертацию. Несколько его работ было опубликовано на Западе, и они попались на глаза представителям немецкого Фонда Гумбольдта. В задачи фонда входит оказание помощи молодым ученым в подготовке докторской диссертации, но в начале 90-х он попутно решал проблему пополнения немецких исследовательских центров недорогими квалифицированными научными кадрами из бывшего СССР - тогда на них приходилось 40% всех стипендиатов.

Фонд устроил Евгения Демихова в Падерборнский университет - ведущий центр в Германии, занимающийся исследованиями жидких кристаллов. Еще через два года он стал стипендиатом немецкого Фонда фундаментальных исследований и докторантом Немецкого физического общества.

Поработав в стране зрелого капитализма, Демихов довольно быстро обнаружил в себе коммерческую жилку. Западные лаборатории самостоятельно определяют поставщиков необходимого оборудования, и, познакомившись с их работой, Демихов пришел к выводу, что российские научные приборы и материалы вполне могут быть конкурентоспособны на немецком университетском рынке. Он убедил своего коллегу Феликса Порша

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (321) 8 апреля 2002
    Война на ближнем востоке
    Содержание:
    Бесконечный тупик

    Пока Израилем руководит Шарон, а Палестиной - Арафат, мирное разрешение арабо-израильского конфликта невозможно. Если оно вообще возможно

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама