Конфликт понятий

Политика
Москва, 08.04.2002
«Эксперт» №14 (321)

"Мы без всяких колебаний осуждаем акты международного терроризма во всех его формах и проявлениях включая государственный терроризм независимо от мотивов, действующих лиц и жертв" - говорится в декларации специальной сессии по терроризму Организации Исламская конференция, прошедшей в начале апреля в Куала-Лумпуре. Однако эта сессия решительно уклонилась от того главного, чего ждал от нее Запад, - она не дала правового определения терроризму. И приведенное выше заявление по-прежнему будет означать на Востоке и Западе прямо противоположные вещи.

На сегодняшнем политическом жаргоне слово "террорист" - скорее ругательство, чем понятие. Так же как "борец за свободу" - всего лишь похвала. Хотя часто словами этими называют одних и тех же людей. Кроме того, принятая сейчас в Евросоюзе формулировка определяет терроризм как умышленную атаку человека или группы людей на какую-либо страну, ее институты или ее народ с целью их запугивания. Как видно, понятия "государственный терроризм" в предлагаемом варианте нет. Вашингтон решает подобную проблему путем зачисления тех или иных государств в спонсоры терроризма. В то время как Израиль и Россия просто лишают, тоже в одностороннем порядке, Ясира Арафата и Аслана Масхадова их международно признанной легитимности. Для мусульманского Востока первопричиной конфликтов является политика "государственного терроризма" соответствующих правительств.

В результате этих разногласий ООН никак не может принять общую конвенцию по борьбе с терроризмом. И на прошлой неделе за решение проблемы взялся премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад, предложив представителям 52 мусульманских государств свою формулу.

76-летний доктор Махатхир уже более двух десятков лет руководит этой страной и является одним из тех умеренных, но сильных мусульманских лидеров, чью поддержку ищет сейчас Запад. После 11 сентября малазийская полиция по подозрению в связях с "Аль-Каидой" задержала почти пятьдесят человек, и половину из них суды отправили в тюрьму. Махатхир запретил также публичные митинги фундаменталистской оппозиции. Его победа на недавних парламентских довыборах показала, что подобная жесткая позиция находит поддержку в народе. И, как ни парадоксально, в первую очередь среди китайского населения Малайзии, которое свыше сорока лет вело партизанскую войну против местных властей. Войну, с которой доктор Махатхир все же справился двенадцать лет назад.

"Холокост не сломил евреев. Второй холокост, с арабами в качестве жертв, не сломит и арабов, - объяснил свою точку зрения на ближневосточный конфликт премьер Малайзии. - Я не думаю, что люди взрывают себя ради удовольствия. Угрозой смерти их не остановишь". И рассказал, как это ему удалось сделать в Малайзии. "С сорок восьмого по девяностый год мы воевали с ними, мы ловили и наказывали их. Когда мы предоставили гражданство более чем миллиону китайцев, дали им защиту, землю, участие во власти, они перестали помогать террористам", - так описал свой опыт малазийский премьер. Увы, ждать подобного повед

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (321) 8 апреля 2002
    Война на ближнем востоке
    Содержание:
    Бесконечный тупик

    Пока Израилем руководит Шарон, а Палестиной - Арафат, мирное разрешение арабо-израильского конфликта невозможно. Если оно вообще возможно

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама