Маскарад

Культура
Москва, 15.04.2002
«Эксперт» №15 (322)
"Золотая маска" за восемь лет своего существования превратилась в национальный брэнд, теперь она готова завоевать мир

Сумеет ли Валерий Гергиев составить достойную конкуренцию Павлу Бубельникову? Под силу ли Михаилу Шемякину победить Владимира Фирера и Глеба Фильштинского из Новосибирска?

Из года в год в номинациях национальной театральной премии "Золотая маска" "супертяжи" встречаются с "мухами" и неожиданно проигрывают. Угадать имя лауреата можно только "от противного", а потому рассуждения о скандальности "Маски" стали общим местом. В перечне описываемых и смакуемых прессой "масочных" скандалов - споры о составе экспертного совета и полномочиях жюри, конфликты между учредителями и отсутствие своевременного госфинансирования. Но все это кажется мышиной возней в сравнении с традиционным шоком театралов - после объявления номинантов, а затем и лауреатов национальной премии. В этом году жюри показалось недостаточным столкнуть признанного гения и дирижера маленького оркестрика крошечного питерского "Зазеркалья" в одной номинации. И главная интрига переместилась в номинацию "Работа балетмейстера/хореографа": здесь впервые в один ряд с отечественными молодыми постановщиками поставлены зарубежные мэтры - мастера с мировым именем.

Театральная эпидемия

Сегодня трудно назвать другой вид искусства в России, который бы развивался в последние годы столь же бурно, как театр. Почти не слышно сегодня новых имен даровитых художников, скульпторов и архитекторов, о "современной музыке" после смерти Эдисона Денисова и Альфреда Шнитке почти не говорят, а на немногочисленные музыкальные фестивали, где кто-то пытается показать свои новые кантаты и сонаты, собираются лишь родные и близкие оставшихся в живых композиторов. Отечественное кинопроизводство потихоньку выходит из кризиса, количественно оно уже сравнялось с временами советскими, а качественно пока еще не на высоте.

Театры же - на зло экономическим кризисам - плодятся и множатся: за минувшее десятилетие их стало в два раза больше, чем в годы застоя. Если в 80-е было триста тридцать театров, то к концу 90-х их число перевалило за шестьсот, а в Москве театров стало аж в пять раз больше. Разумеется, количественные показатели для культуры - не самый объективный критерий. Рождение многих новых театров можно было бы объяснить развалом старых, а то и списать на статистику - ни для кого не секрет, что многие прохиндеи, дабы избежать налогов, называют "театрами" разного рода клубы, где проходят "интерактивные шоу с обнаженной натурой". О развитии театра и интересе к нему говорит другое: за последние лет пять в старых академических театрах цены на билеты выросли вдвое, а то и вчетверо, а залы не пустеют. Сегодняшний интерес к театру сопоставим разве что с ажиотажем 20-30-х годов прошлого века.

И театр отвечает зрителям взаимностью. Оперный и балетный мир всколыхнул Мариинский театр, неистовый худрук которого отважился поставить сложную оперную тетралогию Вагнера "Кольцо Нибелунга", а попутно эпатировал публику, впустив в русскую оперу механических монстров ("Китеж") и нагую Саломею (одноименная опера Рихарда Штрауса). Сегодня по качест

У партнеров

    «Эксперт»
    №15 (322) 15 апреля 2002
    Статус центрального банка
    Содержание:
    Иные проблемы

    Законодательство о Банке России действительно нуждается в изменении. Но необходимая модернизация должна быть гораздо шире той, что обсуждается сейчас в Государственной думе

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама