О прогрессе

Разное
Москва, 29.04.2002
«Эксперт» №17 (324)

Младшекурсникам любят подбрасывать для дискуссии на семинаре такую тему: существует ли прогресс в искусстве? Молодняк быстро и с искренним удовольствием доходит своим умом до революционной мысли: нет, не существует. Только последний простак взялся бы доказывать, что, допустим, Мур выше Родена, а Роден - Фидия.

Можно пойти дальше - и с еще большим удовольствием сказать, что прогресса нет и во многих других гуманитарных областях. Скажем, в философии: кто это у нас за последние тысячелетия превзошел Сократа с Платоном? (Не могу удержаться от цитаты: "Марбургской школе чужда была отвратительная снисходительность к прошлому, как к некоторой богадельне, где кучка стариков в хламидах и сандалиях или париках и камзолах врет непроглядную отсебятину... Школа знала, что всякая мысль сколь угодно отдаленного времени, застигнутая на месте и за делом, должна полностью допускать нашу логическую комментацию". - "Охранная грамота".)

Но иным гуманитарным сферам прогресс так же присущ, как естествознанию, - во всяком случае, в это хочется верить. Возьмите право. При всем уважении к Ликургу, Солону или Хаммурапи есть ощущение, что жизнь под сенью их прославленных кодексов была во многих отношениях менее уютной и спокойной, чем даже при наших много и справедливо критикуемых УК, ГК, УПК, АПК и проч.

Однако не исключено, что это ощущение основано всего лишь на невежестве; что на самом деле в юриспруденции сплошного прогресса нет и даже в таких скорее технических ее частях, как хозяйственное право, случается жуткий регресс. Один пример несомненного регресса я и хочу привести.

Зная мою слабость к ныне действующему закону о банкротстве, коллега принесла мне посмотреть книжицу, изданную ровно два века назад - в 1802 году. В книжице содержится пращур столь любимого мною закона - Устав о банкротах, подписанный Его Императорским Величеством декабря 19 дня 1800 года. Я был очарован этим документом с первых же строк: "Отделение I. Что есть банкрот. Пункт 1-й. Банкрот есть тот, который не может сполна оплатить своих долгов (нарочно сравните с определением в ныне действующем законе! Там сказано ровно то же самое, но в семь раз длиннее и гораздо менее по-русски. - А. П.). Отделение II. На сколько родов разделяются банкроты и от чего бывают. Пункт 2-й. На три рода: первый банкротом бывает от несчастия, другой от небрежения и от своих пороков, а третий от подлога". Господи, чудо-то какое! За двести лет до нынешней эпидемии "заказных банкротств" вся ее суть угадана в двух словах: не от административного ресурса, а именно что "от подлога"!

При дальнейшем чтении мой восторг усиливался. В сущности, старинный акт отвечает несбыточным сегодня мечтам об идеальном на сей счет законе. Устав безукоризнен в главном: на всем его (не слишком большом) протяжении ни одна из прикосновенных к делу сторон не получает права распорядиться чем-либо, ей не принадлежащим, - тогда как главный порок и ныне действующего закона, и пропихиваемого через Думу нового проекта в том и состоит, что они дают судейски

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (324) 29 апреля 2002
    Французские выборы
    Содержание:
    Разное
    Тема недели
    Международный бизнес
    Экономика и финансы
    На улице Правды
    Реклама