Кино в контексте

Культура
«Эксперт» №18 (325) 13 мая 2002

"Энциклопедии кино" под редакцией Сергея Юткевича не посчастливилось: она появилась в первые перестроечные дни, и сразу стало понятно, что восьмилетний труд редакции в период позднего застоя не способен удовлетворить реальный интерес зрителя к кинематографу - в издании вообще не было фамилий Вайды и Сокурова, а Тарковскому и Кончаловскому было посвящено по 15 сухих строк.

Желающих переиздать киноэнциклопедию за эти 16 лет было немало, но все упиралось в финансы. А четыре года назад по кинообщественности разнеслась весть, что редакция питерского журнала "Сеанс" взялась делать свою энциклопедию. И вот "Новейшая история отечественного кино. 1986-2000" в трех томах и первый том приложения "Кино и контекст" (всего их будет четыре) вышли. В биографической части издания - почти все персоналии перестроечного и современного кино. Почти - потому что есть досадные упущения (забыли, например, про Николая Лебедева). "Фактических ошибок в книгах быть не должно. Справочный аппарат мы выверяли четыре года", - говорит главный редактор "Новейшей истории отечественного кино" Любовь Аркус.

"Кино и контекст" - это новейшая история России глазами новейшего кино. Например, опальный фильм "Письма мертвого человека" о мире после ядерной войны, с которым Константин Лопушанский маялся шесть лет, в период "ядерной зимы" стал госзаказом, вышел на экраны через месяц после чернобыльского взрыва, получил Госпремию, был напечатан 200 копиями и показан по всему миру. Или "Покаяние" Тенгиза Абуладзе - его выпуск на экраны стал "политическим делом" и добавил очков в "копилку добрых дел" будущего президента Ельцина.

"Новейшая история отечественного кино" - книга не только для специалистов. Это - драматическая сага о распавшейся империи и ее все еще важнейшем искусстве, которое в исследуемый период обрело столько надежд и потерпело столько поражений.