Иль он не гений?

Культура
Москва, 01.07.2002
«Эксперт» №25 (331)
В "Школе драматического искусства" сыграли "Моцарта и Сальери". Анатолий Васильев довел до ума текст Пушкина, а композитор Владимир Мартынов написал музыку за Моцарта

"Моцарт и Сальери" не совсем премьера. Анатолий Васильев поставил "маленькую трагедию" два года назад. Но сначала умер исполнитель роли Сальери. Потом "Школа драматического искусства" переехала в новое здание на Сретенке. Приспособив спектакль к новой сцене и к новому Сальери - Александру Яцко, Васильев позиционирует его как первую премьеру в здании на Сретенке. "Моцарт и Сальери" не совсем спектакль. Две трети сценического времени отданы под хоровое пение и игру на музыкальных инструментах. "Моцарт и Сальери" не совсем про Моцарта. Музыка, обильно звучащая в спектакле, истекающая из всех пор театрального действа, принадлежит композитору Владимиру Мартынову. Но Анатолий Васильев наше все, значит, ему все позволено.

Высокое искусство

"Моцарт и Сальери" у Васильева состоит из двух частей. Первая заканчивается, когда Моцарт (Игорь Яцко) подносит к губам кубок с ядом. Резко падает черный занавес, хлеща по глазам вздрогнувшего зрителя, а когда он поднимается, мы оказываемся в мире ином. Там на лестнице Иакова сидят ангельского вида создания из ансамбля "Сирин" и райски равнодушными голосами вызванивают "Dies Irae" и "Lacrimosa". Им почтительно аккомпанирует ансамбль Оpus Posth во главе с женой Мартынова Татьяной Гринденко. Пение продолжается около сорока минут. Потом еще четверть часа хористы танцуют, а черные монахи машут кадильницами. Все это время Моцарт и Сальери сидят в стеклянном закуточке и внимательно читают партитуру Владимира Мартынова.

Почему Мартынова, а не Моцарта? А потому что Моцарт, по мнению Мартынова, пал жертвой "глобального умопомрачения, порожденного эпохой Просвещения". И Реквием его неправильный, слишком скорбный. Автор музыки к фильмам "Николай Вавилов" и "Михайло Ломоносов" исправляет недоработки предшественника.

В то же время Анатолий Васильев доводит до ума пушкинский стих. Неумолимо логичную, пластичную, змеей вьющуюся строку он режет на мелкие кусочки. Его актеры после каждого слова ставят восклицательный знак: "Все! Говорят! Нет! Правды! На! Земле!" Непосвященные критики этому удивляются и даже обзывают читку "лаем". Посвященные уже ко всему привыкли. Тем более что Васильев специально объясняет в программке: "Когда актер говорит в твердой интонации, слова будто падают вниз - твердый, пульсирующий звук атакующего слова почти физически 'пробивает' канал. Таким образом, открывается весь канал полностью и сверху донизу". Иль вам не ясно? Иль он не гений?

Нужды низкой жизни

У возвышенно духовного, истончающего до невидимости низкую театральную материю спектакля Васильева есть и пошлая финансовая подоплека. Дело в том, что мэр Лужков, выстроивший на наши с вами деньги великолепный театр на Сретенке, изумился недавно, отчего это в новом театре не показывают спектаклей. На заседании московского правительства возникла даже идея передать это здание какому-нибудь нуждающемуся театру, вроде Мастерской Петра Фоменко. Но Васильев незамедлительно созвал пресс-конференцию, объявил "Моцарта и Сальери" премьерой и официальным письмом приг

У партнеров

    «Эксперт»
    №25 (331) 1 июля 2002
    Чемпионат мира по футболу
    Содержание:
    Свисток против мяча

    Скандальные попытки FIFA программировать и контролировать спортивный ход чемпионата мира по футболу привели к глубокому кризису и самой федерации, и всего футбольного бизнеса

    Наука и технологии
    Реклама