Странный случай и его участники

Культура
Москва, 08.07.2002
«Эксперт» №26 (332)
В конкурсе XXIV MМКФ соревновались плохие фильмы известных режиссеров. Никита Михалков считает, что фестиваль уже ничем не остановить, и хочет подарить его Санкт-Петербургу

На следующий день после закрытия XXIV Московского международного кинофестиваля его президент Никита Михалков доверительно сообщил прессе, что он обдумывает, не провести ли следующий, XXV-й, ММКФ в Санкт-Петербурге. Этакий своеобразный подарок северной столице на день рождения. Московский фестиваль - в Петербурге. Вообразить что-либо абсурднее этого - невозможно, разве что председателем жюри снова пригласить Чингиза Айтматова.

На манер Европы

Московский фестиваль изо всех сил старается брать пример с европейских, более опытных, коллег. Три года назад по примеру всех крупных фестивалей у нас заработал пресс-центр в Манеже, где разместились все фестивальные службы. Как в Берлине, по московским кинотеатрам стали ездить фестивальные шаттлы, правда, ходят они далеко не во все кинотеатры, а вернуться - так и вовсе безнадежно. Как в Канне, дефиле по звездной дорожке на открытии-закрытии требует парадной формы. Это правило, надо сказать, коллективно игнорируется, зато в позапрошлом году охранникам не понравился наряд самой элегантной модницы Ирины Апексимовой и ее чуть не отправили домой. По примеру Канна в Москве ввели иерархию аккредитаций. Вот только понять, почему обозреватель модного журнала получает аккредитацию "А", а руководитель еженедельного кинообозрения на одном из крупных телеканалов - аккредитацию "Б", решительно невозможно. По примеру Канна и Берлина Никита Михалков хотел выстроить фестивальный центр в Парке Горького, но денег пока не нашлось, зато в преддверии великих перемен фестивальный банкет переехал в Нескучный сад - поближе к месту будущей дислокации. По примеру Канна, где первые лет пятнадцать председателями жюри были французские писатели, возглавить московское жюри в этом году позвали Чингиза Айтматова.

Такой странный выбор председателя жюри объясняется очень просто - волей Михалкова. Решение принято единолично и навязано фестивалю в приказном порядке. О том, насколько Айтматов сопрягается с кинематографом, еще можно поспорить - все-таки по его произведениям поставлено несколько хороших фильмов. Куда актуальнее вопрос его компетентности: совершенно очевидно, что за последние лет тридцать писатель посмотрел кино в первый раз - на ММКФ. Чем иначе объяснить, что ему так понравилось "Воскресение" братьев Тавиани, которому и достался главный приз фестиваля. Какими способами Айтматов переубедил все жюри, которое в четырех главных номинациях (главный приз, режиссура, женская и мужская роли) хотело наградить "Кукушку" Александра Рогожкина, непонятно. Вернее, непонятно, почему жюри переубедилось. Видимо, потому, что никто из его членов, кроме Айтматова и Шахназарова, "Воскресения" не читал.

Само включение картины "Воскресение" в конкурс ММКФ можно объяснить только одним - строгим требованием дирекции зазвать как можно больше "имен". Формально братья Тавиани считаются классиками. Может, так оно и есть, только вот "Воскресение" - телевизионный фильм, уже по одной этой причине он не может участвовать в кинофестивале. Для фестиваля же класса "

У партнеров

    «Эксперт»
    №26 (332) 8 июля 2002
    Падение доллара
    Содержание:
    Затянувшаяся пауза

    Волна корпоративных скандалов в Америке подорвала доверие международных инвесторов и вызвала ослабление доллара. В краткосрочной перспективе слабый доллар выгоден американской экономике. Однако статус доллара как мировой резервной валюты оказался под угрозой

    Международный бизнес
    Реклама