Анклавные маневры

Политика
«Эксперт» №28 (334) 22 июля 2002

Тех, кто слышал недавнее выступление Владимира Путина на совещании в российском МИДе, очень удивило последовавшее затем назначение спецпредставителем президента на переговорах с ЕС по Калининграду главы думского комитета по международным делам Дмитрия Рогозина. Ведь на совещании Путин говорил о необходимости искать компромиссное решение калининградской проблемы, а Рогозин является сторонником жесткой линии на переговорах с Европой.

В контрасте со "злым следователем" Рогозиным выступает "добрый следователь" - министр иностранных дел Игорь Иванов. На прошлой неделе в Нью-Йорке он заявил, что "начинать переговоры (с ЕС. - 'Эксперт') с ультиматумов и угроз - это заведомо их осложнять". Министр имел в виду российско-литовский договор о границе, который пятый год лежит на ратификации в Госдуме. Г-н Иванов высказался за ратификацию, дав понять, что жесткой позиции думцев не разделяет. Перед каникулами одни парламентарии вообще предлагали отозвать этот документ; другие же (и таких оказалось большинство) приняли "умеренно жесткое" предложение Рогозина отложить рассмотрение вопроса на осень и посмотреть, как поведет себя Литва в "обеспечении права российских граждан на свободное передвижение".

Литовское руководство оказалось между двух огней - "визовые" обязательства перед ЕС Вильнюс уже принял. И теперь ему тоже приходится искать компромисс. С этой целью премьер-министр Альгирдас Бразаускас в прошлый четверг побывал с однодневным визитом в Калининграде. Среди его собеседников оказались спикеры обеих палат российского парламента - Сергей Миронов и Геннадий Селезнев, которые попутно знакомились с ходом подготовки к строительству паромной переправы "Балтийск-Санкт-Петербург". Срочно выехал в Калининград и куратор калининградской проблемы в МИД РФ замминистра Сергей Разов. Причем последний отдал предпочтение поезду, дабы "лично изучить проблему транзита".

Судя по всему, между МИДом и парламентариями разворачивается острое соперничество в деле реализации пожелания Путина ("четко определиться с допустимой границей компромисса и в этом контексте вести диалог о проблемах Калининградской области в связи с расширением ЕС").

Политическая активность вокруг Калининграда приобретает особую остроту в свете начинающихся на этой неделе брюссельских консультаций России и ЕС. Именно в ходе этих консультаций предполагается найти тот компромисс, о котором говорил Путин.