Всемирный Чайна-таун

Общество
Москва, 12.08.2002
Глобальность станет свершившимся фактом, когда вопреки знаменитому утверждению Киплинга сойдутся крайний Запад и крайний Восток и будет создан мир, где нет ни идей, ни догм, ни привязанности к прошлому, ни упований на будущее, где царствует чистый динамизм жизнетворчества

Дракон - царственное существо. Он может летать по небу и плавать под водой, сворачивается и вытягивается, а постоянного облика не имеет. На небе сливается с облаками, под водой скрывается в пучине. На теле дракона триста шестьдесят чешуек - как дней в году. Дракона можно приручить и ездить на нем верхом, но на шее у него есть чешуйка, повернутая в обратную сторону, и тот, кто ее заденет, тотчас погибнет.
Из китайских преданий о драконе

Государства Дальнего Востока много раз удивляли мир резкими поворотами своего исторического пути. Мог ли кто-нибудь полвека тому назад предвидеть их стремительную вестернизацию или, скажем, обращение более трети жителей Южной Кореи в христианство? Без сомнения, немало сюрпризов таит и их будущее. Меня, например, очень занимает то обстоятельство, что при нынешней семейной политике в КНР китайцы через одно поколение станут самым индивидуализированным народом в мире: каждый из них будет иметь в своей родне только прямых предков, и это в стране, где все жизненные ценности ориентированы на родственные узы! Как бы там ни было, уже свершившийся выход этих стран на мировую арену - вот и Китай стал членом ВТО - заставляет задуматься о последствиях этого события как для мирового сообщества, так и для России, которая тоже является частью Дальневосточного региона.

Развенчание идеологий

Глобальность разлагает "великие предания" истории, обнажая догматизм всякого национального мифа. Это развенчание идеологий выявляет подлинные истоки культуры, которые сокрыты не в идеях, а непосредственно в практике человечества, в самой повседневности человеческого бытия.

На Дальнем Востоке мы имеем дело со странами, традиционно исповедовавшими авторитарный, даже имперский стиль правления. Их политическим идеалом была "Срединная", или "Небесная", империя, которая практически не допускала равноправных отношений с другими странами. В Японии империя и сегодня - "живая старина". Еще важнее то, что идея вечной империи освящает необычайно развитое у японцев сознание собственной исключительности и почти маниакальное стремление сохранить чистоту нации. В Китае империя перестала существовать еще в начале ХХ века, но комплекс великодержавности отнюдь не исчез. Он стал составной, даже важнейшей частью новых идеологий - националистической и марксистской (различие между той и другой никогда не было в Китае значительным, а в настоящее время и вовсе сошло на нет).

Представление о том, что Китай - великая держава, объясняет решительно все в словах и делах китайского руководства и притом служит оправданием авторитарному режиму. В самом общем виде идея великодержавности выражается ныне в приоритете национального суверенитета и государственных интересов над общечеловеческими ценностями (которые объявляются демагогическими уловками Запада) и интересами личности. На практике же понятие национальных интересов оказывается крайне расплывчатым применительно как к внутренней, так и к внешней политике. Внутри страны оно сливается с интересами Коммунистической партии и ее

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (335) 12 августа 2002
    Экономика сша
    Содержание:
    Затянуть пояса

    "Пирог" американской экономики в ближайшие годы не будет столь же большим и пышным, каким был совсем недавно. Поэтому вслед за обузданием аппетитов топ-менеджеров корпораций США следует ожидать сокращения уровня потребления американцев

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама