О Джеке Потрошителе

Разное
Москва, 12.08.2002
«Эксперт» №29 (335)

Президент Путин наложил вето на новый закон о банкротстве. Казалось бы, ура: "Эксперт" не раз писал о том, что этот закон создаст для циничного отъема собственности еще лучшие условия, чем четыре года создавал действующий закон о банкротстве, буквально развративший страну (см. "О бесчестии", N7; "Худший закон России-2", N9). Некоторые читатели даже звонили нам с поздравлениями. Спасибо, конечно, но поздравлять не с чем: ничего хорошего не произошло.

Знатоки пояснили, что закон удостоен какого-то прежде небывалого мягкого вето, - а также, что президент впервые, опираясь на выводы своего правового управления, отказался подписывать закон, столь активно пропихивавшийся через Думу правительством. Последнее - правильно: президенту не найти более удачного повода встать наконец на пути чиновничьего разгула. Первое, на мой взгляд, - не просто неправильно, а обратно правильному. "Мягкое" вето означает, по существу, отложенное одобрение: если обе палаты утвердят горстку требуемых главой государства поправок, закон вступит в силу - что, конечно, и произойдет. Между тем закон этот порочен не в деталях, а в концепции - стало быть, никакие поправки принципиальных улучшений заведомо не дадут. Так, если бы поправки к закону, регламентирующему деятельность Джека Потрошителя, обязали этого хозяйствующего субъекта мыть руки перед началом каждой транзакции, а заодно и предъявлять жертве положительную характеристику от приходского священника, это было бы, спору нет, весьма прогрессивно - толку-то что?

Любопытно тем не менее взглянуть на поправки, которые ГПУ президента сочло судьбоносными для нового закона. Одну из них даже самые почтительные наблюдатели изложили не без ухмылки. Закон требует, чтобы арбитражный управляющий застраховал свою ответственность перед заинтересованными лицами. Как эта - в принципе разумная - мера выглядит в контексте закона, четко сформулировал на экспертовской конференции в декабре (см. N47 за 2001 год) бывший глава ФСФО Г. К. Таль: "Ребята, цена активов этого предприятия - пять копеек с рубля". Так вот, "мягкое" вето требует размеры обязательной страховки (resp. цену, за которую разрешается ограбить предприятие) заметно снизить. Понятна ошибка корреспондента "Российской газеты": наспех прочтя текст, он со всем подобающим уважением понял его наоборот - "Самый серьезный пункт: Президент предложил усилить ответственность управляющих"... И смех и грех.

Большинство остальных поправок, потребованных президентом, не слишком затрагивает интересы людей, не относящихся к чиновничеству, - то есть (пока) большинства жителей страны. Речь там идет о том, кому и как представлять государство в делах по банкротству. Свежий человек изумится: как так? Три четверти многомесячных дискуссий перед выкатыванием законопроекта в Думу были об этом; половина неисчислимых поправок, рассмотренных в Думе, была об этом же - а теперь, когда гул от всех этих словопрений еще в голове не утих, и новые поправки - на ту же тему? То ФСФО получает все на свете, включая право кон

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (335) 12 августа 2002
    Экономика сша
    Содержание:
    Затянуть пояса

    "Пирог" американской экономики в ближайшие годы не будет столь же большим и пышным, каким был совсем недавно. Поэтому вслед за обузданием аппетитов топ-менеджеров корпораций США следует ожидать сокращения уровня потребления американцев

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама