Паралич воли

Тема недели
Москва, 19.08.2002
«Эксперт» №30 (336)

Опыт работы международных финансовых рынков свидетельствует о том, что инвесторы "прощают" стране дефолт - то есть перестают закладывать в ставки заимствований риски повторения прошлых неприятностей с выплатами - в среднем через пять-семь лет. Однако внутрихозяйственная ситуация в странах с переходной экономикой меняется куда быстрее. Так что длительное следование постдефолтной, по сути своей антикризисной, финансовой политике не только не стимулирует экономический рост, но тормозит его. Именно такой вывод следует из анализа действий российского правительства за четыре года, прошедших после драматических событий августа 1998-го.

Проведение сверхжесткой финансово-долговой политики стало у нас основным критерием приверженности либеральному экономическому курсу. Бюджетная политика должна быть профицитной, и никакой иной, причем чем больше профицит, тем лучше. Долговая политика должна быть нацелена на скорейшее погашение всех долгов, по возможности ускоренными темпами, а предложения сделать новые займы, как внешние, так и внутренние, независимо от их условий расцениваются чуть ли не как вредительские. Валютная политика должна быть направлена на предотвращение укрепления рубля и наращивание валютных резервов, невзирая на возможные инфляционные последствия. На обсуждение альтернативных путей макроэкономического управления фактически наложено табу.

И это весьма печально. Ведь жесткая бюджетная политика, изначально призванная ограничивать расходные аппетиты в докризисную эпоху чрезмерной щедрости, сегодня фактически загоняет государственную экономическую политику в другую крайность - чрезмерную скупость. В результате сокращаются или по меньшей мере не растут необходимыми темпами стратегически важные госрасходы. Более того, нерешенность вопроса с эффективным использованием накопленных резервов приводит к тому, что главный результат "скупой" политики - финансовый резерв - тает с темпом инфляции, не говоря уже об экономических вмененных издержках, связанных с отвлечением ресурсов.

Ориентация на поддержание сиюминутного фискального результата делает невозможной и проведение эффективной налоговой реформы. Те налоговые новации, которые были осуществлены в последние два года, оказались ущербными и привели не к снижению, а к росту налогового бремени. Часто упоминаемый опыт развитых стран, имеющих даже более тяжелую налоговую нагрузку и тем не менее нормально развивающихся, в данном случае не служит аргументом приемлемости нынешних налогов для России. В этих странах экономика уже достаточно сильна, чтобы можно было сконцентрироваться на равномерном распределении доходов среди граждан в ущерб стимулированию наиболее активной части общества. Более того, все чаще слышатся высказывания самих европейцев о том, что затянувшаяся стагнация экономики Европы - следствие излишней социальной ориентированности их хозяйства, препятствующей дальнейшему развитию.

Сегодня в России принципиально иная ситуация, чем была четыре года назад, и решения, принятые в 1998 году, лишь сдерж

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (336) 19 августа 2002
    Годовщина дефолта
    Содержание:
    Издержки профицита

    Проведение сверхжесткой бюджетной и долговой политики, оторванной от задач развития реального сектора экономики, - худший из уроков, которые можно было извлечь из кризиса четырехлетней давности

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама