Теорема Киссинджера

Книги
«Эксперт» №34 (340) 16 сентября 2002
Намерение Америки доминировать постепенно объединит весь мир против нее и в конечном итоге приведет ее к изоляции и истощению

Помимо всего прочего, события 11 сентября 2001 года отправили в макулатуру подавляющую часть публикаций о текущей мировой политике. Но были и исключения. "Перед лицом самых, быть может, глубоких и всеобъемлющих потрясений, с какими когда-либо сталкивался мир, Соединенные Штаты не в состоянии предложить идеи, адекватные возникающей новой реальности". Эта фраза взята из книги Генри Киссинджера "Нужна ли Америке внешняя политика?", которая вышла в США летом прошлого года, когда почти всем казалось, что впереди - долгая безоблачная эра доминирования Америки, и о каких-либо "глубоких и всеобъемлющих потрясениях" не было и речи. Бывший госсекретарь США показал, таким образом, что он по-прежнему один из самых прозорливых и глубоких аналитиков мирового политического процесса.

Книга его, только что изданная в России*, и в остальных фрагментах не утратила актуальности. Киссинджер, в частности, обвинял администрацию Буша в отсутствии внятной концепции внешней политики. Она не определилась по основным вопросам: а) чему США должны противостоять любой ценой, чтобы выжить?; б) к чему США должны стремиться, оставаясь верными самим себе, даже в условиях минимального международного консенсуса?; в) достижение каких целей находится за пределами возможностей Америки?

Спустя год после сентябрьских событий мы можем констатировать: Америка до сих пор не ответила на эти вопросы. Киссинджер и прогнозировал такое развитие ситуации, и объяснил, почему оно будет именно таким: "С одной стороны, Соединенные Штаты достаточно сильны, чтобы настаивать на своей позиции и брать верх, невзирая на обвинения в стремлении к мировому господству. В то же время в рецептах, которые США прописывают миру, нередко прочитываются или их собственные домашние проблемы, или сентенции времен 'холодной войны'. В результате доминирующее положение страны сочетается со вполне реальной возможностью оказаться вне многих потоков, влияющих на мировой порядок и, в конечном счете, его преобразующих".

Рекомендуя администрации Буша "внедрять, а не навязывать" в мире американские ценности, автор призывает ее выработать долгосрочную, отвечающую объективной ситуации концепцию внешней политики, которая отвечала бы задаче достижения стратегических (а не только сиюминутных) целей Соединенных Штатов.

Но Киссинджер прекрасно осознает масштабы стоящих на пути преград: "Победа в 'холодной войне' искушала самодовольством; удовлетворенность сложившимся status quo побуждала проецировать на будущее текущую политику; впечатляющие экономические успехи давали политическим лидерам CША соблазн перепутывать стратегическое мышление с экономическим, понижая чувствительность к политическому, культурному и духовному воздействию глубоких трансформаций, вызываемых американским технологическим прогрессом". Это и упрек предыдущей, клинтоновской, администрации, и в то же время рекомендация Бушу-младшему.

Не стоит, пишет Киссинджер, слишком увлекаться "защитой демократии", особенно в отдаленных уголках мира, сосредоточиться надо на обеспеч