О пользе позитивного мышления

Тема недели
«Эксперт» №35 (341) 23 сентября 2002

Россия - страна, населенная профессиональными пессимистами. Когда в конце прошлого года наша экономика начала падать, многим казалось, что это надолго. И прогноз журнала "Эксперт", утверждавший, что наступившая рецессия будет неглубокой и непродолжительной, а подъем начнется в середине 2002 года, выглядел абсолютно необоснованным оптимизмом.

Между тем на поверку он оказался даже недостаточно оптимистичным. Рецессия в России сменилась подъемом, не дожидаясь второй половины года, а именно в апреле. С этого месяца темпы роста российской промышленности держатся в диапазоне 7-15% годовых.

Очень неплохо выглядят и другие показатели. Инфляция упорно снижается и к концу года должна уверенно войти в коридор 12-14% роста цен в год. Инвестиции растут. После конъюнктурного провала в конце прошлого года в течение пяти месяцев этого года они увеличились на 6%. Увеличиваются и реальные доходы населения, обеспечивающие новый виток роста потребления. При этом рост импорта, который до сих пор поглощал изрядную часть нового спроса, наконец-то приостановился.

Казалось бы, все неплохо. И можно помечтать о светлом будущем. Но нет. Пессимисты находят изъяны и в конъюнктурном подъеме, с горечью утверждая, что он возник исключительно на фоне роста цен на нефть, и как только цены начнут снижаться, то вслед за ними пойдет вниз и наша экономика.

Не будем отрицать очевидного. Хозяйство, где более 20% промышленного выпуска создается в топливной промышленности, не может не зависеть от цен на нефть, и слава богу, что они растут и будут еще расти до нового года. Но означает ли их предполагаемое после завершения войны в Ираке снижение непременный кризис для нашей экономики? На наш взгляд, нет.

Во-первых, расчеты показывают, что наша зависимость от цен на нефть медленно, но снижается. Если кратковременный подъем 1997 года практически на сто процентов был определен повышением нефтяных цен, то, например, в 2001 году подъем уже был связан главным образом с ростом внутреннего спроса. И сегодняшний новый конъюнктурный рост лишь наполовину определяется пресловутым "нефтяным фактором", а вторую половину занимает растущий спрос самого российского хозяйства.

Во-вторых, пусть даже цены на нефть дали нам импульс (все равно спор о статистическом вкладе разных факторов никогда не разрешится, это лишь игра цифрами), но отметим, насколько эластично на этот импульс отреагировало наше хозяйство. Под психологическим ли давлением улучшения внешней конъюнктуры или под влиянием увеличивающейся платежеспособности внутри страны растут все отрасли - от завязанного на нефтяные инвестиции машиностроения, через пищевую и до микробиологической промышленности. Сама скорость и сила реакции указывают на то, что хозяйствующие субъекты лишь ждали позитивного сигнала, для того чтобы продолжить развитие своих компаний.

Как будут разворачиваться события дальше? Примем худший вариант: цены на нефть, достигнув заоблачных высот зимой этого года, в будущем году пойдут вниз. Во-первых, слишком низко они не упадут. Наибол