Пиррова победа

Политика
«Эксперт» №35 (341) 23 сентября 2002
Доверие к таким, как Климентьев, есть оборотная сторона недоверия избирателей к действующей власти: чем ниже рейтинг последней, тем больше шансов у политических неформалов

Идущие почти параллельно кампании в Красноярском крае и в Нижнем Новгороде удивили симметрией результата: и там, и там в финал вышли идущие ноздря в ноздрю кандидат от местной элиты и варяг. Но на этом сходство, увы, заканчивается. Если в Красноярье за потоками черного пиара все же просматривался рисунок осмысленного поведения как соискателей, так и электората, при корректном невмешательстве центра, и это давало повод надеяться на наступление относительной гармонии хотя бы в отдельно взятом регионе, то первый тур выборов в Нижнем оставил ощущение тупой, бессмысленной свалки.

Центр, изначально вовлеченный в выборный процесс, действовал с судорожной активностью, но в итоге получил совсем не то, на что рассчитывал. Крайне разочарованы и избиратели, о чем свидетельствует низкая явка и аномально высокий уровень голосования "против всех". Ситуация очень напоминает памятную коллизию с выборами мэра Владивостока, где власти и электорат резко разошлись в оценке кандидатуры Виктора Черепкова, в результате чего протестное голосование подступало к 50%. В Нижнем в центре электорального раздрая стоит фигура не менее колоритная, чем Черепков, - это снятый с гонки решением суда Андрей Климентьев.

При всех различиях этих двух персонажей (один - люмпен, другой - местный богатей) их роднит главное: оба они - внесистемные неформалы в политике, в чем и состоит основная причина как их отторжения властью, так и народной любви. Иными словами, доверие к ним есть оборотная сторона недоверия избирателей к действующей власти: чем ниже рейтинг последней, тем больше шансов у таких, как Климентьев. Что с очевидностью показали и события в Нижнем: нынешний обвальный рост популярности предпринимателя (после прошлогоднего ее падения, когда на выборах губернатора он занял лишь пятое место) власти целиком могут поставить себе в заслугу.

Особенно удручает то, что власть не знает и не хочет знать другого алгоритма поведения в отношении не вписывающихся в ее обойму персонажей, о чем свидетельствует пример красноярского "авторитета" Анатолия Быкова: на борьбу с ним центр сил не жалеет - его влияние в регионе ничуть не уменьшается. За последнее время нестандартно власть повела себя лишь в отношении приморского губернатора Сергея Дарькина, которому дали избраться, видимо, по причине полного безрыбья. Да и сам Дарькин вовремя сообразил, чего от него хотят, и накануне голосования съездил в Москву - причаститься на Старой площади.

Но если с Черепковым оппоненты боролись, объявляя его сумасшедшим, то на Климентьева и ему подобных наступление ведется под лозунгом "Не пустим криминал во власть!". Нижегородскому предпринимателю ставилась в упрек его судимость - однако с народом, чей вековой опыт отлился в формулах "От сумы да от тюрьмы не зарекайся", "Закон, что дышло...", "Суди не по закону, а по совести", этот прием просто не мог сработать. У нас не верят, что в тюрьме сидят одни преступники, и случай с Климентьевым, надо признать, дает пищу для подобных сомнений: гарантом по пресловутым "на