Военное положение

Экономика и финансы
«Эксперт» №35 (341) 23 сентября 2002
Политические риски стали доминантой ценообразования на мировом рынке нефти. Обусловленность цен политикой, а не экономическим смыслом сохранится до тех пор, пока не разрешится ситуация на Ближнем Востоке

Вот уже несколько месяцев крупнейшие нефтеэкспортеры, в том числе и Россия, пребывают в состоянии эйфории. С начала года цена на нефть выросла на 40%. В середине августа - впервые за последние полтора года - был пробит психологически важный рубеж в 30 долларов. Цены росли даже летом, несмотря на невысокий спрос и явное замедление активности в экономиках главных потребителей - США, Японии и Западной Европы. Да и предложение нефти сохранялось на довольно высоком уровне: страны ОПЕК, пренебрегая существующими квотами (суммарная квота ОПЕК - 21,7 млн баррелей), добывали "лишние" 1,5-1,9 млн баррелей в день; ведущие экспортеры, не входящие в картель, - Россия, Мексика, Норвегия, Оман и Казахстан - тоже старались не упустить момент и использовали свои мощности почти на сто процентов. Цены же, вопреки всем канонам экономической теории, не снижались, а упорно продолжали расти.

"Высокая цена на нефть в течение последних нескольких месяцев - и это очевидно - обусловлена ожиданиями конфликта на Ближнем Востоке, - сказал 'Эксперту' Мухаммад-Али Зайни, старший экономист лондонского Центра глобальных энергетических исследований (CGES). - Плата за риск войны (war premium) достигла величины два-четыре доллара за баррель, она росла по мере эскалации противостояния Вашингтона и Багдада". Большая часть нефти на мировом рынке продается через фьючерсные контракты - с поставкой через 1-3 месяца после совершения сделки. Рост напряженности в Персидском заливе резко повысил не только политические, но и экономические риски. "В результате цена на нефть стала напрямую зависеть от ожиданий военной операции США против Ирака и от его возможных ответных ударов по союзникам американцев в регионе, прежде всего по Саудовской Аравии", - считает Зайни.

Ценовое поведение нефтяного рынка вполне подтверждает это мнение. Как только в середине сентября Ирак выразил готовность принять инспекторов ООН для проверки своих военных объектов, цены на нефть мгновенно упали. За день торгов баррель нефти подешевел на 2% в Лондоне и на 4% в Нью-Йорке (разница в падении показывает, что американские нефтетрейдеры были склонны закладывать более высокий уровень war premium, нежели их европейские коллеги). Но уже на следующий день, когда выяснилось, что в ООН нет единства по вопросу проведения инспекций в Ираке, цены вновь подскочили.

"Такое поведение рынка обусловлено неопределенностью, и продлится это может достаточно долго, - сказал 'Эксперту' Саймон Уильямс, старший экономист по сырьевым товарам лондонского института Economist Intelligence Unit. - По нашим расчетам, операция против Ирака начнется не раньше января-февраля. И до этого времени цены останутся высокими, а точнее, они будут достаточно высокими до тех пор, пока на Ближнем Востоке не будет стабильности".

Больше нефти не надо

В условиях высоких цен на нефть рынок ждал решения совместного саммита ОПЕК и Международного энергетического агентства (МЭА, объединяет ведущие страны - импортеры нефти) в Осаке, где планировалось в преддверии зимнего