Экспорт нетрадиционной ориентации

Русский бизнес
«Эксперт» №35 (341) 23 сентября 2002
Пока Россия безуспешно пытается освоить новые рынки сбыта оружия, ее вытесняют со старых

В начале нынешнего года руководители крупнейших отечественных оборонных корпораций и высокопоставленные чиновники в разговорах с журналистами не раз заявляли, что экспорт российских вооружений и военной техники неминуемо будет расти. Так, в марте нынешнего года, беседуя с корреспондентом "Эксперта" на Нижегородской выставке вооружений, гендиректор "Рособоронэкспорта" Андрей Бельянинов твердо пообещал резко увеличить портфель заказов.

По его словам, в этом году Россия может продать вооружений больше, чем в прошлом, - на сумму свыше 4 млрд долларов. При этом г-н Бельянинов спрогнозировал устойчивую тенденцию роста экспорта нашей военной техники. Он считает, что этому в немалой степени будет способствовать новая политика "Рособоронэкспорта" по освоению новых, нетрадиционных для СССР и России рынков сбыта. Заместитель министра промышленности, науки и технологий Александр Бриндиков, отвечающий в министерстве за ВПК, в интервью "Эксперту" четко обозначил географические приоритеты нашего присутствия в мире: "Нам крайне важно развивать экспансию в страны Латинской Америки и Азии, где раньше мы в силу тех или иных причин не могли рассчитывать на полномасштабное присутствие".

Поводы для оптимизма, и вправду, были. Еще в начале года Россия участвовала сразу в четырех крупных международных тендерах - в Южной Корее, Турции, Малайзии и Бразилии - и имела, по словам чиновников, "крайне высокие шансы на победу". В случае успеха наша страна могла рассчитывать на новые контракты общей стоимостью от 6,5 до 10 млрд долларов. Но этого не произошло. Итог первых двух тендеров оказался весьма печальным - их Россия проиграла. Большинство экспертов уже сейчас склонны предполагать, что и оставшиеся два конкурса не принесут нам большого успеха.

Военно-торговый хай-тек

Первым Россией был проигран самый крупный из завершившихся в этом году тендеров на поставку в Южную Корею к 2008 году 40 истребителей на сумму 4,2 трлн вон (примерно 3,2 млрд долларов).

В марте 2001 года гендиректор АВПК "Сухой" Михаил Погосян вместе с Ильей Клебановым в рамках визита Владимира Путина в Сеул повез свое детальное предложение об участии в конкурсе модернизированного истребителя Су-35. Конкуренты у Су-35 оказались вяловатые. Boeing выставил на тендер свой знаменитый еще боями во Вьетнаме, но устаревший F-15K (модель 1972 года), который уже собирались снять с производства. Eurofighter предложил недоделанную машину Typhoon и априори был записан в аутсайдеры. А компания Dassault представила самолет Rafale - дорогой по сравнению с Су-35 истребитель и немного уступающий ему по ряду тактико-технических характеристик.

14 января, когда тендерная комиссия вскрыла заявки, у суховцев появилась уверенность в победе. По словам заместителя гендиректора АВПК Александра Клементьева, "Рособоронэкспорт" предложил за контракт менее 3 млрд долларов, тогда как Dassault - 4,17 млрд, Boeing - 4,4 млрд, а Eurofighter - 5,5 млрд долларов. Эти цифры повергли в шок министра обороны Кореи Ким Дон Сина, и он запретил их обна