Еще один ковбой

Политика
«Эксперт» №36 (342) 30 сентября 2002
Герхард Шредер выиграл выборы в Германии, исполнив перед избирателями роль "настоящего мачо". Однако удержаться на посту канцлера ему будет очень непросто

Прошедшие в Германии парламентские выборы стали самыми драматичными за всю послевоенную историю страны. Левая коалиция (социал-демократы и "зеленые") и правая коалиция (ХДС/ХСС вместе со свободными демократами) имели практически равные шансы на успех. Поэтому до последнего момента было неясно, кто именно возглавит новое германское правительство - председатель СДПГ, нынешний федеральный канцлер Герхард Шредер или же лидер ХДС/ХСС, глава правительства Баварии Эдмунд Штойбер. В итоге с небольшим перевесом победил Шредер. СДПГ и "зеленые" получили 306 мест в бундестаге, правый блок - 295.

Однако, несмотря на достаточно убедительную победу блока Шредера, канцлера ожидает очень непростой второй срок. Его оппонент Эдмунд Штойбер уже заявил, что благодаря тактическому альянсу с "зелеными" Шредер сумел выиграть выборы в бундестаг, но "выборы в стране он проиграл". Возможно, Штойбер перегибает палку, тем не менее за правых и левых проголосовало одинаковое число избирателей. Штойбер уже не без оснований пророчит, что новое левое правительство продержится у власти не больше года.

Найдите пять отличий

На протяжении всей предвыборной кампании симпатии немецких избирателей постоянно менялись. Незадолго до выборов союз ХДС/ХСС опережал СДПГ на 7%. Однако впоследствии социал-демократы неожиданно сумели прибавить и догнать своих оппонентов: социологические опросы накануне голосования показывали, что ХДС/ХСС и СДПГ готовы отдать свои голоса приблизительно по 40% респондентов. В этой ситуации Шредер и Штойбер, как говорится, "перешли на личности". Шредеру, например, припомнили его крашеные волосы. "Обманув людей с цветом волос, можно легко опуститься и до более серьезных прегрешений", - делали глубокомысленные выводы в блоке правых. Однако взаимные упреки Шредера и Штойбера, похоже, окончательно запутали избирателей со слабыми нервами. По данным опросов, перед самым началом всенародного волеизъявления 14% немцев по-прежнему не определились с выбором. Учитывая, что в Германии накануне выборов открылся вселенский пивной фестиваль Oktoberfest, от подвыпивших немецких избирателей можно было ожидать чего угодно. На их окончательное решение могло повлиять даже то обстоятельство, что переволновавшийся Штойбер на подходе к избирательной урне уронил бюллетень.

Запутавшихся немцев легко понять - пять отличий в предвыборных программах Шредера и Штойбера найти было попросту невозможно. Более того, многие традиционные для левых или правых акценты были позаимствованы их соперниками. "Многие избиратели с недоумением выискивали у Шредера что-нибудь о социальной справедливости, а он делал 'центристские' заявления, завоевывая голоса промышленников. Штойбер, вместо того чтобы ругать иностранцев, наоборот, всюду говорил о социальной справедливости, о чем он ни в одной баварской избирательной кампании не упоминал", - рассказал "Эксперту" эксперт влиятельного германского Совета по внешней политике Александр Рар.

Судя по всему, решающим фактором для многих избирателей, запутавшихся при с