Хмельной кредит

Русский бизнес
«Эксперт» №37 (343) 7 октября 2002
В этом году резко выросла привлекательность России для иностранных инвестиций. Сейчас инвесторов интересует не только традиционный нефтегазовый сектор, но и те отрасли экономики, что раньше находились в тени, например пищевая промышленность. О причинах увеличения объема инвестиций в российскую экономику рассказывает президент банка "Авангард" Кирилл Миновалов.

- Как за последние годы изменилось отношение российских банков к инвестированию?

- На сегодняшний день инвестиции и кредитование реального сектора экономики стали основным источником дохода для многих банков, и для нас в частности. Учитывая, что ставки рефинансирования падают, доходность рынка ценных бумаг низкая, а рынок акций не стабилен, инвестиции и кредитование остаются практически единственно нормальными инструментами получения прибыли.

- Недавно консалтинговая компания A.T.Kearney опубликовала рейтинг инвестиционной привлекательности стран мира. Россия в нем поднялась с тридцать второго на семнадцатое место. Чем объяснить такой подъем?

- На мировых рынках кризис, индексы падают, а российский индекс все-таки идет вверх. То есть в целом экономика России растет - прежде всего за счет нефтедолларов и увеличения золотовалютных резервов. Это способствует увеличению расходов, в том числе и на социальную сферу, в результате чего в России растет потребительский спрос, тогда как в западных странах отмечается обратная тенденция. Поэтому инвесторы вполне логично вкладывают деньги в те государства, которые реально находятся на подъеме, в том числе и в Россию.

- Последние несколько недель на мировых фондовых биржах настоящий обвал. Отразится ли это на потоке инвестиций в Россию?

- У инвесторов первая реакция на обвал - шок. Они боятся куда-либо вкладывать. Потом, придя в себя, они начинают понимать: что для Америки плохо, то для России - хорошо, как, например, в случае с высокими ценами на нефть. И постепенно переводят свои капиталы на другие, более перспективные в этот момент, рынки. Российский сейчас именно таков.

- А так ли уж хороши для России высокие цены на нефть? Не грозит ли нам "голландская болезнь" - когда экономика накачивается нефтедолларами и нет стимулов для развития других отраслей?

- Не думаю. Но не случайно нефтяники сейчас начали вкладывать в другие отрасли, например в сельское хозяйство. Пока цена нефти высокая - это хорошо, а что будет, когда она упадет? Поэтому нужно искать другие рыночные ниши. У моего банка, например, половина кредитного, инвестиционного и лизингового портфеля приходится на пищевую промышленность. В случае резкого падения цен на нефть пострадает, конечно же, вся российская экономика, и пищевая промышленность в том числе. Но, во-первых, это произойдет с определенной задержкой, и мы, как инвесторы, успеем получить определенный доход на вложенные средства. А во-вторых, мы выбираем отрасли, которые соответствуют импортзамещению и в принципе менее зависимы и от конъюнктуры мировых цен на нефть, и от курса валюты. Сейчас по этому пути многие идут.

- У нефтяников много денег, а какое преимущество у вас?

- Тяжело быть банкиром, потому что реально все-таки доходность на банковском рынке достаточно низкая. Но при этом есть одно большое преимущество - это широкий кругозор, позволяющий охватить все отрасли экономики. К тебе приходят люди и рассказывают обо всех тонкостях своего бизнеса, обо всем, на чем можно заработать, ра