Сначала нужно победить

Политика
«Эксперт» №42 (348) 11 ноября 2002
Говорить о референдуме, конституции и выборах в Чечне можно только после того, как будут подавлены основные очаги вооруженного сопротивления и терроризма

Сегодня в Чечне на карту поставлены двухсотлетняя державная работа России на Юге, ее позиции в Средиземноморском бассейне, судьба восточно-христианского мира, всех, кто тяготеет к России на Кавказе и за его хребтом
Наталия Нарочницкая

"Одними силовыми методами проблему Чечни не решить" - эти слова так часто встречаются в публичных текстах, что утратили все свои смыслы. Во-первых, здесь как бы констатируется, что до сих пор проблема решается только силовыми методами, а это неправда: там много чего делается помимо зачисток и спецопераций. Во-вторых, у всех разное понимание того, в чем заключается решение проблемы - от полной независимости до полной депортации или даже того и другого вместе. Авторы последнего варианта предлагают депортацию уже не оттуда, а туда - той половины чеченского народа, которая здесь. Единственное, чего никто всерьез не ожидает, - это превращения Чечни в стандартную российскую автономию. Но если мы не имеем консенсуса по коренному вопросу, что считать решением, то как можем судить о методах?

И последнее: в свое время исключительно силовыми методами решали проблему Германии, и сейчас там все замечательно. Совсем недавно такими же методами решали проблему Афганистана, до того - Югославии. Сейчас вот собираются решать Ирак. Вообще в истории человечества довольно редко проблемы решались иначе, как с позиции силы и методом подавления. Мирные переговоры начинались, как правило, тогда, когда шансов на окончательную победу и желания продолжать борьбу не оставалось ни у одной стороны, когда цена победы становилась неподъемной.

У России сегодня другая ситуация. Во-первых, элита и большинство общества осознали опасность, которую несет чеченско-исламский экстремизм. Доказано и то, что предоставление Чечне независимости только увеличивает опасность. А во-вторых, стало очевидно, что этого врага вполне можно победить. Наши бездарные поражения в первую чеченскую кампанию, наше неумение вести антипартизанскую войну многих привели к ложному выводу, что на той стороне - сплошные рэмбо, бесстрашные, беспощадные, неистребимые и неуловимые, а за ними - еще более таинственная и ужасная "Аль-Каида" во главе с запредельно кошмарным бен Ладеном. Даже вид тихого подобострастного Радуева в прокурорском кабинете не разрушал этого имиджа. Он был разрушен 26 октября, во время штурма Театрального центра на Дубровке.

Оказалось, что все эти джигиты и шахидки - просто дилетанты. Имеющимися у них силами можно было оборонять это здание много часов, однако российские профессионалы расправились с ними в считанные минуты. Джигиты ни одного спецназовца не сумели поразить, шахидки ни одной бомбы не сумели взорвать. А между тем это были лучшие, отборные кадры чеченской террористической армии. Да, у этой армии неплохо получается стрельба по вертолетам, минирование, засады и похищения людей - но только когда им противостоят еще большие дилетанты. Они могут победить недееспособное государство с разложившейся армией - такое, как Россия в 1995-1996 годах, но сейчас у нас