Террор и катарсис

Политика
«Эксперт» №45 (351) 2 декабря 2002

В минувший понедельник индийские спецслужбы завершили "зачистку" захваченного исламскими террористами храмового комплекса Рагхунатха в городе Джамму, зимней столице индийского штата Джамму и Кашмир. За два дня здесь погибли четырнадцать человек, еще около полусотни были ранены.

А в субботу в автобусе, подорвавшемся на мине примерно в ста километрах от Шринагара, летней столицы штата Кашмир, погибло двенадцать человек, в том числе шестеро гражданских. За день до этого, в пятницу, два террориста-камикадзе атаковали в Шринагаре казармы - погибли четверо индийских солдат. В четверг погибли одиннадцать человек.

Возможно, что если бы не захват храма с заложниками, то никто в Дели не увидел бы в этой волне насилия чего-то экстраординарного: в конце концов, по статистике, в Кашмире за последние тринадцать лет (исламские террористы пришли сюда в 1989-м) погибло более 30 тыс. человек. Но захват заложников, да еще в храме, - это даже для охваченной войной Индии крупное ЧП. Депутаты индийского парламента потребовали от правительства объяснений. Их дал вице-премьер Лал Кришна Адвани, самый влиятельный "ястреб" правительства. По данным разведки, сообщил он, атаку провели боевики базирующейся в Пакистане исламской экстремистской организации "Лашкар-и-Тойба", чей лидер Хафиз Сайед не так давно был выпущен на свободу пакистанскими властями и сразу же после освобождения публично пообещал продолжить свой джихад в Кашмире.

Этим заявлением Адвани явно связал активизацию террористов в Индии с событиями в Пакистане, где 22 ноября выборами премьер-министра в парламенте завершился наконец-то избирательный марафон. А затем неявно "зацепил" и правительство штата Джамму и Кашмир, которое в ноябре без согласования с центром выпустило под залог двадцать шесть местных боевиков.

Нынешнее коалиционное правительство индийского штата Джамму и Кашмир сформировал 3 ноября харизматический мусульманский политик Муфти Мохаммед Сайед, которого поддерживают Соня Ганди и влиятельная партия Индийский национальный конгресс. "Чувство катарсиса разлито сегодня по всей кашмирской долине", - написала о том дне в своей передовице главная местная газета "Большой Кашмир". Ведь Муфти Сайед шел на выборы под лозунгом немедленного и без всяких предварительных условий начала переговоров с умеренными сепаратистами и вообще всеми желающими. Он также требовал смягчить политику центральных властей в штате, отменить недавно принятый драконовский антитеррористический закон, переподчинить федеральные спецсилы антитеррора полиции штата и выпустить политических заключенных из тюрем. Последнее он осуществил сразу после прихода к власти - вопреки возражениям Адвани и других "ястребов", но при поддержке Сони Ганди и министра обороны Индии Джорджа Фернандеса.

А в среду 20 ноября организация сепаратистов Конференция Хуррият решила все же начать переговоры с приехавшим сюда главой Кашмирского комитета и бывшим министром юстиции Рамом Джетмалани. Тут-то и началась новая вспышка насилия: сразу две организации боевиков