Неправильный рынок

Международный бизнес
«Эксперт» №45 (351) 2 декабря 2002
Несмотря на свое влияние, ОПЕК не сможет поддерживать мировые цены на нефть в коридоре 22-28 долларов за баррель. Более реалистичен долгосрочный ориентир цены в 16 долларов. Эта цена устраивает и ОПЕК, и ключевых неопековских производителей

Сто лет назад помещики за чаем беседовали о видах на урожай. Теперь за чаем и пивом, в маршрутках, курилках и еженедельных аналитических передачах обсуждают цены на нефть. Справедливо. 30 долларов за неведомый баррель означают всероссийское благоденствие, 18 долларов - необходимость браться за ум, а 12 долларов - туже затягивать пояса и готовиться к катаклизмам.

Этому эффекту достаточно много лет. Брежневское изобилие и финские соки в Олимпиаду-80 оплачивались шальной прибылью, вызванной взлетом цен после иранской революции, а дефициты горбачевской эпохи были в том числе вызваны падением цен в 1986-1987 годах.

Зависимость России от цен на нефть даже сильнее, чем кажется на первый взгляд. Нефть дает около 10% валютной выручки. Истинная дойная корова - газ, который приносит 25% валюты, но газовые цены жестко привязаны к ценам на нефть. Кроме того, следует добавить в уравнение другую важную составляющую российского экспорта - алюминий, в себестоимости которого энергия составляет более 50%, а его биржевая цена колеблется вместе с ценами на нефть.

За последние пять лет мы были свидетелями колебаний цен от 9 долларов за баррель в декабре 1998 года до 37 долларов в сентябре 2000-го. Амплитуда более характерная для акций доткомов, при том что особенных потрясений, способных кардинально изменить спрос или предложение нефти, не происходило. Такое поведение и важность вопроса плодят мириады самых вычурных теорий. Внешняя политика США, заговор сионских мудрецов и многое другое оказывается завязанным на одно-единственное число. Не претендуя на абсолютную истину, попробую и я добавить еще одну, гораздо более скучную, теорию в эту копилку.

Ступеньки на кривой предложения

Основа ценовых качелей в том, что нефть - товар с весьма неэластичным спросом и предложением. Если говорить о краткосрочной перспективе, то товаров-заменителей у нефти тоже нет.

Достаточно большие колебания цен на нефть не приводят к большому росту или спаду потребления в традиционных секторах рынка - транспорте, отоплении, энергетике.

Введение в действие нового месторождения, не говоря уж о новой нефтеносной провинции, - процесс, занимающий несколько лет, то есть со стороны предложения коррекции тоже ждать не приходится. Причем, что самое интересное, при спаде цен выясняется, что уже освоенное месторождение, оказываясь убыточным при расчете экономики полного цикла, является тем не менее прибыльным, если не учитывать прошлые издержки, - таким образом, и добыча будет снижаться лишь за счет естественного истощения, но само постфактум убыточное месторождение закрыто не будет.

Экономика отрасли такова, что сначала надо вложить огромные деньги в запуск производства, а потом окупать прошлые затраты за двадцать лет работы с низкими текущими издержками. При цене 20 долларов за баррель принимается решение вкладывать деньги в проект с порогом окупаемости 16 долларов, а потом, когда все построено и осталось только добывать, цена падает до 13 долларов. Проект будет убыточен, если подсчитать все затраты (с

Ценовые качели

Что же произошло в 1997-1998 годах? Продолжающийся застой в Японии, экономический спад в Юго-Восточной Азии и Корее повлекли за собой снижение спроса на нефть (Корея, к примеру, - одна из крупнейших сталелитейных держав, а сталь - продукция весьма энергоемкая). К тому же некоторые нефтедобывающие государства региона (Малайзия и Индонезия) стали затыкать образовывавшиеся финансовые бреши увеличением экспорта нефти, чем еще более усугубили ситуацию. Наконец, именно на этот период приходятся особенно восторженные репортажи о богатствах Каспия, которому тогда прочили будущее Персидского залива.

Перспектива больших поставок с нового неопековского рынка внушала покупателям неоправданный оптимизм, а продавцам - тревогу. Ведь если через десять лет нефти на рынке вдруг станет больше, то запасы ОПЕК обесценятся и у всех его членов появится соблазн продать свою нефть побыстрее, пока она еще хоть в какой-то цене.

К 2000 году кризисы 1998 года были лишь в памяти, США, Азия и Европа переживали подъем и снова нуждались в энергии. ОПЕК понял, что худой мир лучше доброй ссоры, жульничество вернулось в рамки разумного, но цены превзошли докризисные в полтора раза, вернувшись в номинальном выражении к уровню времен войны в Заливе. (Замечу, что номинальные и реальные цены в данном случае следует различать: 2-3% инфляции за десять лет прибавляют от четверти до трети к реальной цене, так что в реальном исчислении цены все равно ниже 1990 года и уж совсем несравнимы с 1979-м.)