О страхе

Разное
«Эксперт» №45 (351) 2 декабря 2002
О страхе

Идущая к концу возня с реформой валютного контроля производит кислое впечатление. Прежде всего раздражает привычное безразличие к мнению деловых кругов. У РСПП, единственного проводника чаяний бизнеса к подножию престола, появился очередной повод для похвальбы. Как и в деле с налогами, их выслушали, согласились - и сделали наоборот. Меры валютного контроля слегка смягчены - и с 2007 года их сулят убрать почти совсем. "Хотели вы свобод? Свободы вам даны: Из узких сделаны широкими штаны".

Не то чтобы позицию РСПП, требующего немедленной отмены ограничений, нельзя было критиковать. Очень можно. Возьмите любую левую газету и прочтите, что олигархи требуют полной безнаказанности при разграблении остатков народного достояния. Но правительство же ее не критикует. Оно слушает страстные монологи К. А. Бендукидзе, главного адепта валютной свободы, милостиво помавая начальственными главами. Оно с очевидной гордостью называет правительственный законопроект либеральным. К качеству этого либерализма я чуть позже вернусь, но пока примем на веру: либеральный. В таком случае ответьте: если валютные ограничения можно убрать через четыре года, почему их нельзя убрать сейчас? А потому. Не задавайте дурацких вопросов. Бендукидзе во всеуслышание обещает 75 тысяч долларов тому, кто открыто (читай - без намеков на то, что чиновники тоже кушать хотят) докажет необходимость этих самых ограничений. Каха Автандилович ничем не рискует: нету никаких доказательств.

И это - второй источник раздражения. Они оставляют ограничения потому (не считая того бесспорного факта, что чиновники тоже - и так далее), что просто боятся их отменить, - так и говорится в открытую. Отсюда возникают серьезные сомнения в том, что в 2007 году ограничения и вправду будут сняты. Цены-то на нефть заведомо снизятся, да и валютные резервы ЦБ очень могут маленько поредеть - с чего это у них вдруг страх пройдет? Он и не пройдет.

Третий источник раздражения - предмет их страха. Они боятся не того, что полная отмена ограничений повредила бы темпам экономического роста или, допустим, конкурентоспособности наших производителей - да хрен бы с ними два раза, и с темпами, и с производителями. Правительственные умные Эльзы трепещут, что при падении нефтяных цен ниже 12 долларов за баррель и еще при каких-то там обстоятельствах может возникнуть дефицит бюджета. Нет, это действительно болезнь: бюджетобесие. Fiat профицит pereat mundus (Да будет профицит, даже ценой гибели мира (лат.).

Им говорят: да вы посмотрите на свой недосягаемый идеал, на Америку - что, померла она от вечного дефицита? Вот на днях Великий Гуру Алан Гринспен прямым текстом сказал: нет никаких разумных границ для накачки экономики деньгами. Они говорят: то Великий Гуру, ему-то все можно. А вот если мы нарушим табу на бездефицитность, то нам Невидимая Рука Рынка откажется наводить порядок и даже, напротив того, сделает "козу". Если же Она откажется - кто наведет?

И это, конечно, неприятнее всего. Мы уже привыкли к тому, что у правительственных апа