Большая нужда "газпрома"

Русский бизнес
Москва, 23.12.2002
Почему решение долговой проблемы газового концерна привело к повышению внутренних цен на газ

Мы попытались разобраться в финансах "Газпрома". Следует сразу оговориться, почему мы на это решились. Пару лет назад мы призадумались, сопоставив две цифры - выручку "Газпрома" и его накопленный долг. Тогда эти цифры составляли соответственно 12,4 и примерно 12 млрд долларов. Сразу возник вопрос: а не близок ли "Газпром" к черте, отделяющей его от дефолтов по долгам и банкротства?

Путем элементарных оценок, основанных на информации из годовых балансов за 1995-1999 годы (кстати, на тот момент достать даже эту информацию оказалось не так-то просто), выяснилось, что накопленный долг явно не грозит платежеспособности "Газпрома" до тех пор, пока текущие годовые выплаты не будут превышать 7 млрд долларов. Это именно тот уровень, когда элементарных знаний о выручке, чистой прибыли и накопленных долгах "Газпрома" достаточно, чтобы сделать вывод о том, что с его финансами все в порядке. С большими цифрами этих знаний для разумного вывода уже недостаточно. Нужна информация о детальной структуре долга, о программах долгосрочных заимствований компании, рефинансировании долгов и размерах текущей наличности.

За прошедшие два года многое изменилось. "Газпром" стал более открытой компанией: публике начали предоставлять расширенные данные о деятельности "Газпрома". В частности, появилась информация о долгах "Газпрома" к погашению в 2002 году в размере 7,5 млрд долларов. Только эта одна цифра сама по себе, как мы уже отмечали, должна была насторожить. Но поводов насторожиться и без этого обстоятельства было предостаточно. Руководство газового монополиста с той поры поменялось кардинально: команду Рема Вяхирева сменила команда Алексея Миллера. Новые люди были не из газовой "тусовки", а это значит, что у финансов "Газпрома" появились дополнительные риски. В уходящем году эти риски проявились как нельзя более выпукло: складывалось ощущение, что "Газпром" пылесосит рынок в поисках всех более или менее крупных заначек наличности, занимая мелко (по газпромовским масштабам, конечно) и много. Раньше, например, "Газпром" для своих инвестиционных нужд не имел проблем с заимствованиями практически любого размера (до 3 млрд долларов). Уход прежнего руководства, естественно, мог вызвать осторожно-консервативную реакцию мирового газового сообщества, привыкшего давать в долг не столько крупнейшей в мире нефтегазовой компании, сколько конкретным лицам под конкретные проекты. Когда вместо этих лиц появились другие, уже малознакомые, эта группа кредиторов, хорошо знающих бизнес компании, сразу вспомнила о политических рисках и консерватизме. Проще говоря, перестали давать г-ну Миллеру и его команде в долг большие суммы. Это версия развития событий, но, согласитесь, версия достаточно правдоподобная, чтобы вкупе с другими фактами и факторами испугаться за финансы "Газпрома" весьма серьезно.

Но и это еще не все. Растущая динамика открытости компании дала наблюдателям новую пищу для размышлений. Речь идет о деталях инвестиционных проектов и инвестиционной нужде "Газпрома". Дело в том,

У партнеров

    «Эксперт»
    №48 (354) 23 декабря 2002
    Приватизация "славнефти"
    Содержание:
    Одно разочарование

    На аукционе по продаже госкомпании "Славнефть" не было реальной конкуренции, что не позволило ни определить справедливую цену российской нефтянки, ни пополнить бюджет тремя миллиардами долларов

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама