Катастрофа, которой мы не дождались

Почему в стране нет драйва? Как распознать вызовы, стоящие перед страной? Кто мог бы спросить с государства? Все это - в интервью с директором Центра корпоративного предпринимательства Сергеем Чернышевым

- Сергей Борисович, хотелось бы поговорить о катастрофе, которая в России не произошла.

- О какой катастрофе?

- Есть такая статья Андрея Фадина "Модернизация через катастрофу". Статья написана в начале девяностых, и в ней господин Фадин писал, что Россия должна пройти через катастрофу. Катастрофа эта должна быть масштабной и с совершенно прозаическими последствиями. Фадин предполагал, что в результате развала страны те промышленные регионы, которые не смогут вписаться в новую жизнь, утратят какую бы то ни было экономику, там начнется голод, люди начнут умирать и так далее. Фадин называл эти катастрофические последствия сломом структур повседневности.

Но сегодня, через десять лет после развала СССР, мы видим, что никакие структуры повседневности не сломаны, голода и бедствий нет, а значит, и настоящей катастрофы не произошло. И это, с одной стороны, конечно, хорошо, но с другой - это означает, что мы живем в той же стране, в какой жили раньше, и никакие существенные преобразования невозможны, так как без серьезных потрясений не может возникнуть критическая масса людей с новым мировоззрением, которые могли бы начать делать что-то другое, чего не делалось раньше. Такое долгое вступление, но вопрос остается: почему не произошла катастрофа и можем ли мы рассчитывать на принципиальное обновление страны без нее?

- Позволю себе с Фадиным не согласиться в принципе. Я думаю, что слово "катастрофа" к нашему обществу вообще неприменимо. Это понятие было разработано по другому случаю. И если пытаться применять его к нашей жизни, то получаются два неинтересных вывода. Первый - что здесь никогда никаких катастроф не происходит, потому что в болоте катастроф не бывает. И второй - что у нас вся жизнь сплошная катастрофа. Мне, например, кажется, что за свою жизнь я успел пережить пять-шесть катастроф: были бесконечные очереди, были времена, когда хлеба в Москве не было, потом в Астраханской области не было хлеба, ну и так далее.

Но, конечно, Фадин не это имел в виду. Он говорил о том, что для того, чтобы общество изменилось, нужны свободные элементы, если хотите, свободные электроны. А у нас их нет, они все в кристаллических решетках сидят. Ну и, значит, надо все эти электроны из кристаллических решеток повышибать. А как их вышибешь? Мы вешаем объявление: электрону разрешается выходить на улицу и быть свободным. А они не выходят: то ли их решетки не пускают, то ли они там пригрелись. Ну и тогда ученые говорят: ничего нельзя поделать - нужна катастрофа. Берем молот и по решетке ударяем. Конечно, плохо - треск, хруст, но зато появляются свободные электроны. Если присмотреться, то ведь российская элита всегда занимается тем, чтобы получить свободный электрон: и Столыпин, и Сталин, и Гайдар - все решали одну задачу и похожими методами.

Мы вешаем объявление: электрону разрешается выходить на улицу и быть свободным. А они не выходят: то ли их решетки не пускают, то ли они там пригрелись. Ну и тогда ничего нельзя поделать - нужна катастрофа

- А сверхзадача-то какая - сдел

У партнеров

    Реклама