Приватизация интеллекта

Министр промышленности науки и технологий Илья Клебанов уверен, что гражданские технологии государство должно отдать частному бизнесу, а над военными установить контроль

- Илья Иосифович, в начале прошлого года мы брали у вас интервью, и вы говорили, что государство намеревается сконцентрироваться на восьми-десяти приоритетных инновационных проектах. Конкурс по проектам действительно объявлен, направления отобраны. Илья Клебанов">Помимо этого произошло еще много чего: принята венчурная концепция, утверждены "Основные направления государственной инвестиционной политики в сфере науки и технологий". Это шаги в рамках более широкой программы? Можно ли говорить о том, что у государства появилась осмысленная инновационная политика?

- Думаю, да. Вы не упомянули принятые в марте "Основы политики РФ в области развития науки и технологий на период до 2010 года и дальнейшую перспективу" - коллективный труд Минпромнауки, научного сообщества начиная с Академии наук, администрации президента, Госсовета и Совбеза. Эта программа - прецедент для новой России. Именно из нее вытекает все, что вы перечислили: венчур, приоритетные инновационные проекты et cеtera. "Основы" - многолетний план мероприятий, благодаря ему стало проще и понятнее работать с другими институтами власти. Например, к "Основам" прилагается такая маленькая табличка, в которой расписано бюджетное финансирование по разделу "Наука и технологии" до две тысячи десятого года. Финансирование, конечно, неравномерное, резкое увеличение начинается где-то с две тысячи шестого года. Но тем не менее по этому документу нам было очень легко с Минфином и Минэкономразвития сделать сейчас шестой, "научный" раздел бюджета с приростом на тридцать три-тридцать пять процентов.

- Почему интерес к научно-технической сфере прорезался у политической элиты именно в прошлом году?

Мы считаем, что многие отраслевые институты, не связанные прямо с разработкой вооружений, должны стать собственностью частных компаний, частью их бизнес-схемы. Их надо выставлять на аукцион

- Надо честно сказать, что все девяностые годы говорить об этом было бессмысленно. То есть говорить-то можно было, а действий никаких быть не могло, ведь совершенно очевидно, что мы к этому не были готовы финансово. Теперь ситуация изменилась. После известной встречи президента с учеными в Сочи стало понятно, что президент поддерживает эти идеи - и процесс пошел. Кстати, мы в первом квартале две тысячи третьего года будем рассматривать на правительстве новый серьезный документ о национальной инновационной системе. Сегодня мы уже созрели для того, чтобы обсуждать существующие разрывы в кривой инновационного цикла и готовить инфраструктуру для их преодоления. Мы будем создавать центры обучения венчурных капиталистов (четыре-пять в следующем году), вовлекать в процесс банки. Несколько крупных банков уже дали свое согласие на участие в венчурных фондах. Последний разговор был с председателем правления Сбербанка. Господин Казьмин с удовольствием ухватился за идею венчурного финансирования. Сейчас у нас существует около тридцати фондов, все они с иностранным капиталом, это очень хорошо. Но нам надо и свой капитал вводить в венчурную

У партнеров

    Реклама