Долговой маневр

Экономика и финансы
«Эксперт» №2 (356) 20 января 2003
В 2004 году России целесообразно привлечь на мировом финансовом рынке 5-6 млрд долларов. Это позволит снизить налоговую нагрузку на 1,3-1,5% ВВП и переместить часть долговой нагрузки на период после 2010 года

Происходящее замедление роста российской экономики вполне закономерно, так как посткризисный подъем был всего лишь результатом адаптации переходной экономики к внешним шокам. Он продемонстрировал работоспособность ряда рыночных сегментов и конкурентоспособность ряда отечественных секторов. Однако сохранение высоких темпов предполагало бы глубокую перестройку экономической структуры и завершение формирования рыночной экономики. Признание данного статуса индустриальными странами не должно вводить в заблуждение: в России еще слабо развиты ключевые институты рынка, обеспечивающие эффективное передвижение капитала и труда между секторами, включая домохозяйства, без чего невозможно долговременное интенсивное развитие на рыночной основе.

Кроме того, эффект девальвационного импортзамещения был скорее ослаблен, чем усилен, высокой ценовой конъюнктурой нефтяного рынка. Рост доходов ТЭК привел к вытеснению инвестиционных ресурсов из секторов конечной продукции в сырьевые. В результате реальное удорожание рубля произошло гораздо быстрее, чем могло бы, подорвав конкурентоспособность секторов конечного выпуска. Рост потребительского спроса продолжает позитивно воздействовать на производство, однако этот процесс все больше сдерживается ростом импорта и ограничением дальнейшего роста заработной платы и реальных доходов населения.

Развитие экономики после 1998 года показало, что модель экспорториентированного роста на основе сырьевых секторов в принципе не позволяет выйти на траекторию долговременного сбалансированного роста. Во-первых, по технологическим причинам эти сектора обеспечивают низкий уровень занятости, не дающий достаточного роста доходов населения и потребительского спроса. Во-вторых, в них объективно отсутствуют стимулы к заимствованию передовых технологий, что является основным механизмом догоняющего развития. В-третьих, инвестиционный спрос этих секторов крайне неустойчив из-за волатильности ценовых ожиданий.

Предприятия сырьевого сектора не оправдали надежд на перераспределение дополнительных инвестиционных ресурсов в другие сектора. Процесс свелся в основном к созданию вертикально интегрированных компаний и борьбе за рыночные ниши и дополнительные активы. Вертикальная интеграция позволяет производителям контролировать рынки и уходить от налогов, но малопродуктивна с точки зрения задач экономического развития страны. Поэтому инвестиционный бум 2001 года, вызванный потребностями в первую очередь нефтяной отрасли, быстро исчерпал свои возможности.

В таких условиях государству следовало изымать большую часть сверхдоходов нефтяного сектора, однако оно отказалось от этой идеи. Предлагавшийся два года назад, но так и не реализованный механизм стабилизационного фонда позволял бы автоматически перераспределять дополнительные доходы нефтяной отрасли на управление внешним долгом государства.

Эффективность действий государства в условиях экономического подъема трудно оценивать однозначно. Предоставленное мировой конъюнктурой "окно возможностей" было лишь в