Русский ислам

Политика
«Эксперт» №6 (360) 17 февраля 2003

Авторы проекта "Русский ислам" убеждены, что проблемы с мусульманским населением - это вызов России, которая сможет возродиться, только ответив на него

На днях три полномочных представителя президента РФ - Георгий Полтавченко (Центральный округ), Сергей Кириенко (Приволжский округ) и Виктор Казанцев (Южный округ) - передали главе государства свои соображения по поводу необходимости реформ в системе религиозного образования России. Эти трое озаботились данной проблемой потому, что вверенные им округа суть места компактного проживания этнических и религиозных меньшинств. И в первую очередь - мусульман. А названные реформы, по их мнению, - одно из условий сохранения в этих местах межэтнической и межконфессиональной стабильности. Отметим также, что многое из предлагаемого вполне успешно реализуется в рамках проекта "Русский ислам" в Приволжском федеральном округе, названном полпредом Кириенко модельным в межконфессиональном и межэтническом плане. Но при этом, как нет легкой жизни у проекта "Русский ислам" (о чем свидетельствуют его разработчики), так, скорее всего, не будет легкой судьбы и у инициативы полпредов. Почему?

Свой ответ на вопрос дает в интервью "Эксперту" главный советник полпреда Кириенко политолог Сергей Градировский. От себя добавим следующее: на общую для всего мира разогретость исламской темы накладываются особенности текущего момента в России. После того как - плохо ли, хорошо ли - собственность, а за ней и финансовые потоки были поделены, никем не контролируемой осталась не менее важная сфера - идеологическое пространство, во все более ожесточенную схватку за которое вступают и конфессии. Если у наших читателей найдется что возразить на этот тезис или на сказанное ниже нашим собеседником, редакция готова начать публичную дискуссию.

- Мировой ислам переживает явный ренессанс. Как это отразилось на российских мусульманах?

- Прежде всего, религиозное оживление привело к бурному росту инфраструктуры. Только в Татарии за последние годы выстроено около тысячи мечетей, в Дагестане - свыше двух тысяч (по неофициальным данным - до пяти), в Башкирии - около шестисот и так далее. Наша система конфессионального образования не способна выдавать в таком темпе подготовленные кадры, а свято место пусто не бывает: их приходится импортировать. Эти "нелицензионные зарубежные поставки" вызывают тревогу не только государства, но и самих мусульман. Далее. В РФ сегодня нет ни одного концептуального центра - живой богословской и правовой школы. А ведь они в России были: вспомним реформирование ислама на рубеже девятнадцатого-двадцатого веков, вылившееся в движение джадидистов. Вспомним Исмаила Гаспринского в Крыму и знаменитых татарских реформаторов Поволжья. Особое место всегда занимал Дагестан и его суфистские школы. В советское время многое было обрушено, и многомиллионная российская умма вынуждена ориентироваться на зарубежные центры. У мусульман всего мира, включая и Россию, сегодня наблюдается повышенная пассионарность и они задают себе множество о