Концептуальное рукоделие

Культура
«Эксперт» №6 (360) 17 февраля 2003

На прошлой неделе в Музее архитектуры открылась выставка Александра Зосимова - одного из тех, кто в конце 80-х превратил бесцельное, не решавшее никаких практических задач проектирование в феномен под названием "бумажная архитектура". В отличие от других знаменитых "бумажников", некогда завораживавших жюри международных конкурсов концептуального проектирования своими остроумными идеями и чудесной графикой, Зосимов не ушел с головой в проектирование реальное (хотя и работает в архитектурном бюро с Александром Покровским). Он продолжает чертить свои "архитектурные картины", в которых соединилась классика всех времен и народов - от Древнего Рима до сталинизма, и клеить коллажи, на которых сожительствуют расхожие художественные штампы.

Например, парнишка из "Опять двойка" поник головой перед мрачным Петром I, "заменив" царевича Алексея в известной картине (проект открытки "С новым учебным годом!"). Знаменитейшее "Письмо с фронта" превращается у него в "Письмо с битвы" и выглядит вроде бы как обычно, но в небе болтается табличка, на которой что-то написано про царя Дария. А все потому, что все небо целиком "взято" из "Битвы Александра Македонского с Дарием" Альтдорфера. То же и с архитектурой: портики греческих храмов, кариатиды, девушки с веслами, лепнина в духе рококо - это все стеклышки из одного калейдоскопа, которые, перемещаясь, образуют то дворец, то генеральскую дачу, то киоск, то магазин "Продукты", а Мавзолей то двоится, то троится, то исчезает с Красной площади.

Все это можно было бы счесть лишь приколом, если бы не два обстоятельства. Первое - это присущее Зосимову удивительное чувство родства материй, благодаря которому куски из разных, до боли знакомых живописных, скульптурных, архитектурных шедевров соединяются у него так органично, что кажется - так всегда и было. Не случайно на открытии выставки одна дама, глядя на коллаж "Рабочий и колхозница", где Зосимов к мухинскому рабочему подставил не мухинскую, но тоже достаточно известную советскую "труженицу села", спрашивает у своего спутника: "А что, такой вариант тоже был?" А все потому, что автор этого фокуса очень точно уловил, что в голове у нас все уже давно перемешалось, все эти "не ждали", "девочки с персиками", "ленин и партия - близнецы-братья", и в своем первоначальном виде их уже из головы и не извлечь. Второе обстоятельство - это графическая культура, которая, собственно говоря, и превращает эту остроумную мешанину в новые произведения. Потому что придумать, что киоск у автомобильной дороги должен напоминать автомобиль, может каждый. А нарисовать его фасад так, что глаз не оторвать, может только художник. Художник от архитектуры.