Заложники строительной монополии

Спецвыпуск
Москва, 14.04.2003
«Эксперт» №14 (368)
Российские цементные заводы отстали в своем развитии от мировых производителей на сорок лет. Для ликвидации разрыва требуется 4 млрд долларов, привлечению которых мешает непрозрачность строительного бизнеса. Так считает глава московского представительства крупнейшей в мире цементной компании Lafarge Владимир Ростунов

- Lafarge сейчас является самой большой группой в мировой индустрии стройматериалов. У вашей компании ежегодный оборот составляет почти двадцать миллиардов долларов. Да и в России компания появилась еще в девяносто шестом году, когда она приобрела два крупных завода в подмосковном Воскресенске. Казалось, вы здесь должны были стать самым крупным игроком и законодателем мод в отрасли. Однако о вашей деятельности даже специалисты осведомлены плохо. Что случилось, почему крупнейший мировой игрок "пропал" в России?

- Компания покупала эти заводы в спешке. У нас не было достаточно времени для осмысления того бизнес-пространства, в котором нам пришлось работать. А через полтора года, с августа девяносто восьмого, наступили совсем сложные времена. Тогда убытки у цементников были страшные. объем живых денег в обороте предприятий с трудом достигал десяти-пятнадцати процентов. В таких условиях любой западной компании было сложно разобраться во взаимозачетных сделках, куда было включено по шестнадцать контрагентов.

Только с двухтысячного года ситуация начала улучшаться. Начался промышленный рост, выросло и потребление цемента. С этого момента стало возможно выстраивать собственную бизнес-стратегию. На сегодня нами инвестировано в Россию порядка тридцати пяти миллионов долларов. Замечу, что российскую цементную отрасль надо продолжать финансировать. Последние годы потребление цемента в России растет на десять процентов в год. Это дает основания для некоторого оптимизма.

- Долго ли будет продолжаться этот рост?

- Все зависит от региона. Совершенно точно, что еще два года будет расти московский рынок, но потом начнется стагнация. Что касается остальных регионов, то там этот рост только начался. Так, мы прогнозируем интенсивный рост потребления цемента в Санкт-Петербурге, на юге России, на Урале.

- У вас есть планы дальнейшей экспансии на российский рынок?

- Да, есть. Но пока мы лишь внимательно следим за процессами, которые здесь происходят. Сейчас огромные средства мы собираемся вложить в модернизацию нашего цементного завода в Воскресенске. Предпроектная подготовка должна быть завершена к середине этого года. Общий объем инвестиций составит порядка ста пятидесяти миллионов долларов. По сути дела, мы строим новый завод. Мы считаем, что и в нынешнем состоянии цементной промышленности практически все заводы необходимо перестраивать - отсталость российского цементного бизнеса от мирового очень велика и составляет в среднем порядка сорока лет.

- А зачем надо было покупать завод, чтобы потом на его месте строить новый?

- Это опыт работы на региональном рынке, это определенная доля самого рынка. Это еще экономия на инфраструктуре производства. Все остальное надо менять. Отстает не только уровень развития технологий, отстает дизайн предприятия и технологическая дисциплина.

- А во что это нам обойдется?

- Чтобы заменить это на всех предприятиях отрасли, потребуется четыре миллиарда долларов. По сути, цементную отрасль в России придется отстраивать заново.

- Может, сто

У партнеров

    «Эксперт»
    №14 (368) 14 апреля 2003
    Пенсионная реформа
    Содержание:
    Непрозрачный Собес

    Если частный бизнес не будет участвовать в пенсионной реформе, она бессмысленна

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама