Иномарка для технократа

Наука и технологии
«Эксперт» №17 (371) 12 мая 2003
Немецкий брэнд рискнул разыграть "инновационную карту" в борьбе за премиум-сегмент российского автомобильного рынка

Когда два года назад глава представительства Audi в России Оскар Ахметов предложил "Эксперту" стать партнером в проведении ежегодного Конкурса русских инноваций, мы, признаться, немного опешили. С точки зрения раскрутки автомобильного брэнда сегмента "премиум" целевая аудитория отечественных инноваторов не казалась особо интересной: неблагоприятная внешняя среда не давала нашим высокотехнологичным фирмам расти достаточно быстро, и они годами оставались на уровне малого, реже среднего бизнеса.

Проект со средним возрастом в восемь-десять лет, так и не дотянувший до миллионных оборотов, руководитель компании, разъезжающий на "Жигулях" и едва наскребающий на более чем скромную зарплату сотрудникам, а главное - полное отсутствие перспективы ввиду невнимания к этому сектору экономики со стороны крупного бизнеса и государства оставляли у наблюдателей ощущение, что разыгрывать "инновационную карту" в борьбе за потребительские рынки не стоит. Подвижник - плохой потребитель.

Правда, в прошлом году, когда подходил к концу первый Конкурс русских инноваций, ситуация вроде бы начала меняться. О необходимости "превращения России в страну с инновационно ориентированной экономикой" заговорили все, начиная с президента и заканчивая редакторами региональных газет. В марте 2002 года на совместном заседании Совета по науке и высоким технологиям при президенте, президиума Госсовета и Совета безопасности были приняты пресловутые "Основы" - программный документ, в котором "формирование национальной инновационной системы" признавалось одной из главных задач государства. В ноябре Минпромнауки разработало Концепцию развития венчурной индустрии в России, а в декабре объявило свой конкурс инновационных проектов государственного значения.

Впрочем, нагрянувшая вдруг инновационная мода в жизни рядовых инноваторов пока мало что изменила. Крупный бизнес инновациями по-прежнему не интересуется, венчурная индустрия как не работала, так и не работает - банки и фонды прямых инвестиций, намеревавшиеся повенчурить, интересуются пока не слишком наукоемкими проектами. Надежд на победу в государственном инновационном конкурсе у небольших высокотехнологичных компаний тоже практически нет. Научно-технический потенциал России остается невостребованным, внешняя среда так и осталась неблагоприятной. Стоит ли транснациональному брэнду в сегменте "премиум" связываться со столь неперспективной нишей? Об этом мы и решили поговорить с Оскаром Ахметовым.

- Почему немецкий концерн Audi взялся за такое, казалось бы, альтруистическое дело - раскрывать, или, если угодно, развивать, инновационный потенциал России?

- Я бы не сказал, что поставленная нами цель на сто процентов альтруистическая - в реализации этого проекта у нас есть интерес, хотя это и не прямой коммерческий интерес. У Audi значительный объем продаж в России - по этому показателю мы первые в Восточной Европе. Но когда выходишь на определенный уровень, начинаешь искать потенциал для дальнейшего роста бизнеса. При этом мы понимаем, что клиен