Уже перебор

Тема недели
«Эксперт» №17 (371) 12 мая 2003
Российские компании рвались на международные рынки заимствований напрасно. Едва им стали давать приличные деньги, Минфин немедленно увидел в этом угрозу для бюджета, рубля и России в целом. Он хочет вернуть "дезертиров" и развить внутренний рынок займов. Рынок озабочен одним - какие будут методы

На прошлой неделе на ежегодном заседании Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) замминистра финансов Сергей Колотухин сделал неожиданное заявление: как оказалось, правительство России чрезвычайно озабочено ростом внешних долгов государственных компаний. Опасность такой тенденции, по мнению г-на Колотухина, заключается в том, что увеличение внешних заимствований грозит России финансовым кризисом, аналогичным разразившемуся в Юго-Восточной Азии пять лет назад. Кроме того, возникает дополнительный риск для бюджета, поскольку, "если компании попадут в кризисную долговую ситуацию, рано или поздно государству придется взять на себя часть их обязательств".

В связи с этим, по словам замминистра финансов, государство готово пойти на решительные меры, чтобы "тем или иным способом повернуть их лицом к внутреннему рынку". И вообще, как заявил Сергей Колотухин, развитие рынка корпоративных рублевых облигаций отныне станет государственным приоритетом.

На первый взгляд волнения чиновников Минфина вполне обоснованны. "Газпром", крупнейшая в России компания с государственным участием и крупнейший отечественный заемщик, совсем недавно разместил выпуск еврооблигаций на сумму 1,75 млрд долларов сроком на десять лет, который стал крупнейшим займом за весь первый квартал на всем рынке еврооблигаций. Это при том, что в прошлом году "Газпром" уже занял аналогичным образом 1,2 млрд долларов, а сейчас планирует очередной еврооблигационный выпуск на 500 млн долларов. Кроме того, еще одна государственная компания, "Алроса", 29 апреля разместила пятилетние еврооблигации на сумму 500 млн долларов вместо планировавшихся 300 млн. На этом фоне и опасение корпоративного дефолта, которое дорого обойдется бюджету, и стремление ограничить аппетиты заемщиков выглядят вполне логично. Однако на самом деле все оказывается не столь простым и однозначным.

Взять, например, намек на угрозу финансового кризиса по сценарию южноазиатского. Действительно, в странах, пострадавших от этого кризиса, сложилась достаточно специфическая ситуация на рынке займов: при практически полном отсутствии государственного долга существовало огромное количество корпоративных заемщиков. Массированные спекулятивные атаки на национальные валюты привели к их девальвации, в результате возможности местных компаний обслуживать свой долг резко сократились, что и привело к массовым банкротствам и дефолтам. В России сегодня де-факто установлен мораторий на увеличение внешнего госдолга, при этом крупные компании активно увеличивают свои заимствования на зарубежных рынках. Казалось бы, картина повторяется. Но у нас и компаний, имеющих выход на внешние финансовые рынки, сегодня на порядки меньше, чем было, например, в Южной Корее, и объем золотовалютных запасов позволяет не опасаться спекулятивных атак на рубль. Так что боязнь кризиса, пожалуй, стоит списать на излишнюю пугливость наших чиновников.

Что же касается возможности корпоративных дефолтов госкомпаний по внешним заимствованиям, то здесь чиновникам Минф