Бостонская матрица в Москве

Русский бизнес
«Эксперт» №23 (377) 23 июня 2003
Лидер мирового консалтинга The Boston Consulting Group меняет стратегию на российском рынке. О том, что BCG намерена предложить российским клиентам, "Эксперту" рассказал президент компании Ханс-Пол Бюркнер

Ханс-Пол Бюркнер прилетел в конце мая в Москву не с протокольным визитом (что было бы понятно, так как он недавно избран президентом The Boston Consulting Group), а для участия в одном из текущих консультационных проектов московского офиса. Вообще для BCG обычное дело то, что местная команда использует глобальные ресурсы компании, да еще самого высокого уровня. Но в России одна из лучших консалтинговых компаний мира до последнего времени имела немного поводов для этого.

За 13 лет присутствия на российском рынке (с 1990 года) BCG осуществила более 200 проектов, но в основном - по заказу международных финансовых и правительственных структур, а также западных корпораций и банков. Специалисты называют такую стратегию "пассивное присутствие", тогда как про других грандов консультационной отрасли, таких как McKinsey & Company, Accenture (бывшая Andersen Consulting), компании "большой четверки" (PwC, Deloitte & Touche, KPMG, Ernst & Young), известно, что они уже несколько лет весьма энергично завоевывают авторитет у российского бизнеса.

BCG лишь в 2002 году начала менять стратегию в России, поскольку выжидать далее стало уже невозможно. Местный рынок консалтинга демонстрирует бурный рост. Так, по данным агентства "Эксперт РА", объем рынка, даже без участия международных консалтинговых компаний увеличивается ежегодно на десятки процентов. В 2002 году рост составил 70%, только российские консультанты заработали здесь более 300 млн долларов (см. Пошаговые технологии). Правда, спрос на услуги по стратегическому планированию и организационному развитию - а именно в этой области специализируется BCG - растет медленнее, и если год назад доля этих услуг в общем объеме рынка составляла 15%, то сейчас она сократилась до 12%. В то же время доходы BCG в мире, после десятилетия активного роста, в последние три года стали падать.

Мы попросили Ханса-Пола Бюркнера, а также Штефана Дертнига, руководителя московского офиса, увязать все эти факторы: рост рынка, сокращение доли собственно управленческого консультирования, активизацию BCG, наконец, конкуренцию со стороны сильных международных и местных игроков - и рассказать о своей стратегии.

- Господин Бюркнер, как вы оцениваете нынешнее состояние российского рынка консалтинга?

- Мы выделяем три этапа в развитии консалтинга в России. Между 1990-м и 1998 годами был этап консультирования Мирового банка, МВФ и потом - западных компаний, которые выходили на российский рынок. Российские компании только в середине 90-х годов стали обращаться к консалтингу, осознавать его необходимость. Второй период развития рынка приходится на 1998-й - начало 2000-х годов, когда многие консалтинговые компании покидали российский рынок. Это - период стагнации. Но BCG осталась в России, сохранила здесь офис и, что самое важное, - людей. Хотя части специалистов пришлось работать за границей. С начала 2000-х годов начинается третий этап, и мы видим большой интерес со стороны российских компаний, их желание стать действительно большими