Игра в Россию

Культура
«Эксперт» №23 (377) 23 июня 2003
Отечественные режиссеры отчаянно стараются отобразить на экране российскую действительность. Однако правдоподобия и естественности добиться не могут. На минувшем "Кинотавре" победил тот единственный фильм, который показался публике правдивым и реалистичным

Сочинский "Кинотавр" давно стремится быть главным киносмотром страны, претендуя на роль этаких мини-Канн - с "Золотой розой" вместо "Пальмовой ветви" и с крупной галькой на собственном Лазурном берегу. Правда, за свой международный статус "Кинотавр" пока борется довольно вяло, и иностранная конкурсная программа была и остается на фестивале явлением второстепенным. Основная же задача "Кинотавра" - поражать воображение публики собранием главных достижений отечественного кинематографа за последний год.

В этом году фестиваль публику действительно поразил, причем дважды. Сначала - удивительно бездарной и унылой конкурсной программой. Затем - непредвзятым и неожиданно радикальным решением жюри. Главный приз присудили картине, в которой снялись непрофессиональные актеры, в которой реплики героев наполовину состоят из отборной матерной брани и, наконец, которую снял вовсе не мэтр отечественного кинематографа, а режиссер-дебютант.

Ромашки, рябчики и бисквиты

Даже странно, что добрая половина конкурсных картин производила впечатление каких-то абсурдных постперестроечных анахронизмов, с нелепыми полуфантастическими сюжетами и неубедительной актерской игрой, - странно, потому что режиссеры-то явно нацеливались на актуальность и злободневность. Или занимались поиском национальной идеи, национального героя, на худой конец - пытались привнести в свои творения что-то вроде "национального колорита". Каких-то абстрактных и, что называется, "вневременных" человеческих историй в конкурсе было довольно мало (из них заслуживает упоминания разве что "Шик" Бахтиера Худойназарова - эта философская притча о трех подростках, живущих в небольшом приморском городке, получила Гран-при фестиваля). Однако в результате на суд зрителей и жюри была представлена целая коллекция загадочных картин, снятых так, словно кинематографистам катастрофически не хватает информации о жизни их сограждан.

Нравоучительно-бытописательные зарисовки, мелодрамы с элементами социальной сатиры явно представляются отечественным режиссерам весьма соблазнительным материалом, однако пока что редко им удаются. Стоит отметить "Магнитные бури" Вадима Абдрашитова о беспорядках на металлургическом заводе (специальный приз жюри) и "Бабусю" Лидии Бобровой (своеобразная женская версия "Короля Лира", где неприкаянная старушка ищет приюта у своих внуков) - на общем фоне эти фильмы выглядят очень даже неплохо. Все остальные попытки освоения и социальной критики современного российского общества сливаются в одну маловменяемую сюрреалистическую картину.

Режиссер Александр Галин (более известный как драматург) снял фильм "Фото" - психологическую драму, в которой такие понятия, как "правдоподобие" или "мотивация персонажей", кажется, отсутствуют напрочь. Не спасает картину даже актерский дуэт Александра Калягина и Николая Караченцова - ходульные, схематичные герои, которых они без особого энтузиазма играют, не вызывают у зрителя ни малейшего доверия, равно как и полубезумная история про двух саратовских фотографов, один