Лежит панночка в гробу

Культура
«Эксперт» №23 (377) 23 июня 2003

Нина Чусова - режиссер решительный и с классиками не церемонится. Взявшись поставить в театре имени Пушкина гоголевского "Вия", она сочинила свою инсценировку. От оригинального текста там осталась едва ли четверть, а всю завязку повести - ту, в которой горе-философ Хома Брут знакомится с панночкой и проводит с ней странную, полную приключений ночь, - Чусова выбросила целиком. Действие ее "Вия" начинается энергично, словно голливудский триллер. На двор к старому сотнику входит Хома Брут и сообщает, что три ночи будет читать отходную по его только что преставившейся дочери. Так велела она перед смертью - а почему выбрала именно его, никто не знает.

Покойная Панночка (Виктория Исакова) оказывается очень живой девушкой. С кошачьей грацией она вылезает из гроба и незамедлительно начинает охмурять бедного Брута. Она кокетничает с ним напропалую, сюсюкает, смеется, показывает ножку. Гоголь для своей покойницы текста не предусмотрел, но Чусова наскребла для нее реплик из других малороссийских повестей классика - "Майской ночи" и "Страшной мести". От этого представления впечатлительный Брут явно трогается умом и влюбляется в покойницу. Она платит ему взаимностью. Если у Гоголя Панночка просто мстит убившему ее Бруту, то у Чусовой она его любит. Только страсть умершей оказывается пострашнее ее ненависти.

На роль философа Хомы Чусова пригласила "своего" актера Павла Деревянко, сыгравшего главные роли в ее РАМТовских спектаклях "Шинель" и "Герой". Деревянко верен себе: он трогателен, как Акакий Акакиевич, и забавен, как Герой. Никаких открытий в этой роли он не совершает, но в гиньоль Чусовой вписывается идеально.

Чусовой хорошо удается мистика и комедия. Когда в решающую, третью ночь Панночка начинает колдовать над Брутом, произнося жуткие заклинания, обмазывая его глиной и приобщая к миру мертвых, зал сидит, оцепенев. А когда на сцену выходит Вий со свитой упырей - умирает со смеху. Самый знаменитый эпизод повести с коронной репликой "Поднимите мне веки!" Чусова превратила в уморительное самодеятельное представление, которое казаки разыгрывают, чтобы попугать Брута.

Но вот любителям ужастиков в филиал театра имени Пушкина можно не торопиться. К сожалению, Чусовой не удалось решить самую трудную и интересную задачу современной режиссуры - напугать зрителя до потери сознания, создать театральный аналог хоррор-фильма. Нервные и беременные на этом "Вии" из зала могут не выходить. В самые страшные моменты публика беззастенчиво хихикает. И даже вылезающая из гроба Панночка не может присмирить веселящийся зал.