Человек-государство

Тема недели
«Эксперт» №29 (382) 11 августа 2003
Гейдар Алиев блистательно решил все свои политические задачи. Не смог он только одного - создать стабильную систему власти, способную работать в его отсутствие

Места лечения, а вернее спасения, зависшего между жизнью и смертью президента Азербайджана Гейдара Алиева точно совпали с геополитическим вектором этой закавказской республики. Сначала Алиев больше месяца пребывал в критическом состоянии в турецком военном госпитале "Гюльхане" в Анкаре, где его пытались посетить бывший премьер-министр Турции Сулейман Демирель и нынешний - Реджеп Тайип Эрдоган. Достоверно известно, что последним видел его президент Турции Ахмет Нечдер Сезер. Для лишенных достоверной информации простых азербайджанцев, жадно пытающихся понять из скудного официоза, наступил ли наконец-то час X для клана Алиевых и всего Азербайджана, четыре минуты пребывания Сезера в госпитале сказали о многом. Большинство восприняло этот короткий визит как прощание с Алиевым.

Оппозиция сразу же объявила, что президент умер еще 30 июля, а значит, указ о назначении премьер-министром его сына Ильхама Алиева - форменная липа канцелярии президента. Но экстренная отправка главы Азербайджана в американский Кливленд опровергла измышления врагов. Примечательно, что сама доставка Алиева в США была осуществлена на самолете Ил-62М Министерства по чрезвычайным ситуациям России. В этом факте отобразилась замысловатая стратегия опытнейшего политика, пожалуй, самого изощренного на пространстве всего бывшего СССР.

Нигде российский бизнес не чувствует себя столь неуютно, как Азербайджане: здесь он может рассчитывать разве что на участие в приватизации Бардинской бройлерной фабрики да на десяток автозаправок "ЛУКойла" по второстепенным трассам

В режиссерском замысле Алиева, обеспечившем Азербайджану уникальное место в регионе и в рамках СНГ, интересы Америки, Европы, Турции и России сплетены в один клубок, в центре которого - его обширная семья. Особенность всей этой замысловатой политической конструкции, которая грозит обвалиться с уходом президента Азербайджана, в том, что каждый игрок в алиевской пьесе полагает, что именно ему уготована главная роль. Косвенное доказательство тому - поддержка, которую продемонстрировали вышеперечисленные страны его плану передачи власти от отца к сыну. И если с первой тройкой, втянувшей Азербайджан в иное, нежели СНГ, экономическое и политическое пространство, все ясно - они безоговорочно будут поддерживать семью, защищая уже хотя бы свои экономические интересы, то позиция Москвы на этом фоне предстает в ином свете.

В Азербайджане российский бизнес - если считать его развитость там критерием мало-мальски сносных двусторонних отношений - нигде не чувствует себя так неуютно, как в этой республике: он может рассчитывать разве что на участие в приватизации Бардинской бройлерной фабрики да на десяток автозаправок "ЛУКойла", расставленных на второстепенных трассах. "Эксперту" так и не удалось добиться от российских высокопоставленных чиновников внятного комментария по поводу грядущей смены власти в Азербайджане. Рискнем утверждать, что, если бы речь зашла, скажем, о Грузии, комментарии российских официальных лиц посыпались бы как из рога и