Сомнительный процесс

Экономика и финансы
«Эксперт» №29 (382) 11 августа 2003
Авторы нового Арбитражно-процессуального кодекса попытались обеспечить предприятиям качественное судебное представительство. К сожалению, сам документ оказался далеко не качественным

Уже практически год - с 1 сентября 2002 года - в России действует новый Арбитражно-процессуальный кодекс (АПК), однако споры вокруг этого документа не утихают. Особенно сильное раздражение у большинства юристов вызывает статья 59 АПК, согласно которой представителями организаций в арбитражном суде могут выступать лишь их руководители, штатные сотрудники либо адвокаты. "Профессиональное представительство в суде отнесено к практически монопольной прерогативе адвокатуры", - возмущается исполнительный директор ООО Юридическая фирма 'Лекс'" Виталий Рыльчиков. Таким образом, другие профессиональные группы, работающие в настоящее время на рынке юридических услуг, - частнопрактикующие юристы и неадвокатские юридические фирмы, а также компании, для которых оказание юридических услуг является сопутствующим бизнесом (аудиторы, консультанты, оценщики etc.), оказались в заведомо худших конкурентных условиях, чем адвокаты.

Назначенная монополия

Сейчас по российским судам бродят тысячи так называемых юристов, не знающих ни материального, ни, что самое ужасное, процессуального права, и ломают человеческие судьбы

С юридической точки зрения ситуация выглядит отнюдь не безупречной. "Лица, не являющиеся адвокатами и предоставляющие юридические услуги, не могут в настоящее время свободно и законно оказывать услуги по представительству в арбитражном суде, использовать для этого свой труд и способности и, как следствие, вполне оправданно могут поставить вопрос о соответствии статьи 59 АПК РФ статье 37 Конституции РФ, провозглашающей принцип свободы труда и свободы распоряжения своими способностями к труду, свободы выбирать род деятельности и профессию, а также статье 8 Конституции РФ, гарантирующей свободное перемещение товаров и услуг, поддержку конкуренции и свободу экономической деятельности, и статье 34 Конституции РФ, предполагающей право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом экономической деятельности", - говорит член научно-экспертного совета Палаты налоговых консультантов Александр Картошкин.

Кроме того, юристы усматривают в новом АПК принуждение практикующих юристов вступить в адвокатское сообщество вопреки их желанию. "В настоящее время юристы поставлены перед выбором: либо оформление в штат клиента, благо Трудовой кодекс РФ позволяет заключать трудовые договоры с неограниченным числом работодателей, либо вступить в адвокатское сообщество, - отмечает Виталий Рыльчиков. - Это несовместимо с положениями статьи 30 Конституции, запрещающей принуждение к вступлению в какое-либо объединение или пребывание в нем. Неконституционна эта статья АПК РФ и с точки зрения самих организаций, которых фактически вынуждают пользоваться услугами адвокатов. При этом права организаций ущемляются по сравнению с правами граждан, представителями которых в арбитражном суде могут быть не только адвокаты, но и иные оказывающие юридическую помощь лица".

Кроме Конституции статья 59 нового АПК РФ полностью противореч

Издержки статуса
Получить статус адвоката для любого юриста сегодня не представляет проблемы. Для этого достаточно иметь стаж юридической работы не менее двух лет и сдать квалификационный экзамен, не отличающийся особой сложностью. Однако многие частнопрактикующие юристы не горят желанием присоединяться к сообществу адвокатов. По словам управляющего партнера юридической фирмы "Зыков и партнеры" Антона Зыкова, на это есть как минимум четыре веских причины.
Первая - необходимость сохранения статуса. Адвокаты не вправе заниматься иной оплачиваемой деятельностью, кроме собственно адвокатской, что исключает для них возможность работы по трудовому договору, в качестве аудитора или профессионального бухгалтера. Не все готовы к подобным ограничениям.
Вторая причина - неопределенность взаимоотношений в сообществе. Закон об адвокатуре устанавливает для адвокатов особые организационно-правовые формы (бюро, коллегия, кабинет) и при этом не дает возможности воспользоваться иными формами юридических лиц, предусмотренными Гражданским кодексом. При этом закон требует сохранения равного статуса всех адвокатов внутри адвокатского бюро или коллегии, что не позволяет построить иерархическую систему управления и распределения прибыли, как это можно было бы сделать в рамках обычной компании.
Третья причина - налогообложение юриста. Правда, ставка единого социального налога для адвокатов ниже, чем для индивидуальных предпринимателей (7% против 9,6%). Но при этом адвокаты не могут пользоваться упрощенной системой налогообложения, чрезвычайно выгодной для сферы профессиональных услуг с точки зрения налоговой экономии: платить всего лишь или 6% с выручки, или даже 15% с разницы "доходы минус расходы" много лучше, чем 13% подоходного налога плюс 7% ЕСН с той же суммы.
Четвертая причина - налогообложение клиента. Адвокаты не платят НДС, поэтому при значительном размере вознаграждения клиент теряет сумму налога на добавленную стоимость, которую он мог бы поставить к возмещению, оплачивая услуги неадвокатской юридической фирмы.