Конец чеболя

Международный бизнес
«Эксперт» №31 (384) 25 августа 2003
В начале августа покончил с собой глава Hyundai Чон Мон Хун. Его гибель стала смертным приговором для холдинга Hyundai - остатков некогда крупнейшего корейского чеболя. Кроме того, она означает крах системы полуофициальной экономической поддержки КНДР южнокорейскими компаниями

Рано утром 4 августа охранник компании Hyundai Asan, совершая очередной обход территории, обнаружил на асфальте двора безжизненное тело. Он вызвал полицию, и уже через несколько часов сеульские СМИ сообщили о том, что "дело о северокорейских миллионах", которое лихорадит всю южнокорейскую верхушку уже полгода, получило трагический поворот. Найденный во дворе компании Hyundai Asan труп принадлежал ее руководителю Чон Мон Хуну.

Полиция констатировала самоубийство. Причиной смерти Чона, по результатом вскрытия, стали "множественные травмы внутренних органов, возникшие от воздействия мощной внешней силы". Экспертиза также констатировала высокое содержание алкоголя в крови погибшего. Версию самоубийства подтверждают открытое окно в офисе Чон Мон Хуна на 12-м этаже и три предсмертные записки: одна предназначалась для жены, другая - для генерального директора компании, а адресат третьей не разглашается (подозревают, что она адресована президенту или генеральному прокурору страны).

Смерть Чон Мон Хуна нанесла тяжелейший удар холдингу Hyundai - одному из немногих корейских чеболей, которым удалось пережить азиатский кризис. По-видимому, теперь Hyundai суждено окончательно распасться на большое число небольших компаний. В результате под вопросом оказалась вся созданная в 90-х годах система экономических взаимоотношений между Северной и Южной Кореями, центральным элементом которой был чеболь Hyundai.

На Север

Пятидесятичетырехлетний Чон Мон Хун был пятым сыном и главным наследником умершего в 2001 году основателя холдинга Hyundai Чон Чжу рна. Впрочем, под руководством Чон Мон Хуна находились, скорее, "осколки империи": реструктуризация корейских холдингов и споры между наследниками отца-основателя привели к тому, что из состава группы вышли многие компании. В результате Чон Мон Хун смог сохранить под своим контролем лишь 11 из 80 фирм, некогда входивших в состав чеболя (среди "сепаратистов" оказалось и автомобилестроительное подразделение холдинга Hyundai Motors).

Ядром "малой" Hyundai, которой руководил Чон Мон Хун, была компания Asan, занимавшаяся инвестициями на севере Корейского полуострова. В 1990-е годы северокорейское направление привлекало особое внимание Чон Чжу рна. Это и понятно: отец-основатель Hyundai сам родился в Северной Корее и начал инвестировать туда сразу же после того, как в 1989 году власти разрешили экономические контакты с Севером. В своих проектах на севере полуострова Hyundai по сути была проводником политики южнокорейского правительства в отношении КНДР.

Дело в том, что в последнее десятилетие в Южной Корее осознали: объединение страны по германскому образцу сулит немалые неприятности. На реконструкцию северокорейской экономики придется затратить огромные деньги - по разным оценкам, от одного до трех триллионов (!) долларов. Поэтому в Сеуле стремятся избежать коллапса северокорейского режима и последующего внезапного объединения. Стратегическая задача Сеула - сделать процесс слияния двух корейских экономик как можно более длитель