Из тенниса не уходят

Тема недели
«Эксперт» №31 (384) 25 августа 2003
Редакционная статья

Если способный ребенок попал к правильному тренеру, то практически гарантировано, что он задержится в теннисе навсегда. Лет двадцать пять будет играть, возможно, хорошо, вероятнее, посредственно, но обязательно играть, а потом пристроится рядом - тренировать, заниматься инвентарем, организовывать турниры, работать агентом. И можно сколь угодно искушенно толковать бурное развитие тенниса в последние годы, но самое простое объяснение будет самым правильным: теннис затягивает, как, пожалуй, никакой другой спорт.

Именно поэтому запущенный в России пятнадцать лет назад процесс десакрализации тенниса, выведения его из-под монополии ЦК КПСС, УПДК и МГИМО, привел за столь короткое время к таким приличным результатам. В глухой провинции мирового тенниса мы вдруг взрастили пару первых ракеток мира, выиграли Олимпиаду, Кубок Дэвиса, закрепили в мировой теннисной элите полдесятка мужчин и с десяток барышень. Конечно, и в прежние времена у нас были свои герои - Морозова, Дмитриева, Метревели, была кафедра в ГЦОЛИФКе, пара теннисных центров со столетней историей (Ширяево Поле в Москве и Лахти под Питером) - но при наличии лишь трех десятков крытых кортов на весь СССР ничего масштабного добиться было нельзя.

С тех пор количество кортов выросло на порядок, но их по-прежнему не хватает. Корты эксплуатируются едва ли не круглые сутки, и это при том, что цены за коммерческую аренду - до 50 долларов в час, а приличного тренера меньше чем за 25 долларов, не найти. Но даже в такой жесткой обстановке народу играет все больше, профессионализм растет, индустрия расширяется.

Однако долго так продолжаться не может. Продвижение перспективного теннисиста требует нескольких десятков тысяч долларов в год, массы времени и организационных усилий. Всего этого у нас в стране пока нет, поэтому молодые перспективные игроки уже уезжают в западные клубы. Спасибо хоть гражданство не меняют, играют за Россию, хотя отдача на вкладываемые там в них инвестиции будет уже не у нас. Ладно бы только профессионалы, но теперь и "чайники" едут на Адриатику в теннис поиграть из-за того, что в Сочи или Судаке корты больше подходят, чтобы картошку сажать, а не с ракеткой бегать.

Нет, теннис мы в итоге не потеряем, а вот позиционируемся на этом рынке невыгодно. У нас останется очень нужная, трудоемкая, квалифицированная, но неденежная работа с детьми и селекция молодых игроков, лучшие из которых будут играть, зарабатывать и давать другим заработать за рубежом. А через какое-то время за ними потянутся и тренеры. Кубок Кремля останется, вытянем, а вот второго супертурнира уже не получится. Провинция, как и раньше...

Уникальность сегодняшнего момента в том, что мы можем избежать этой печальной участи, более того, впервые за долгие годы появился шанс не потерять очередной, а приобрести новый вид спорта. Теннис только на высоком уровне дорогой и элитарный, а в обычной жизни в развитых странах его в школах преподают. И если на волне сегодняшней всенародной любви понастроить кортов, то через пять лет мы ста