Наша маленькая свобода

Политика
«Эксперт» №33 (386) 8 сентября 2003
Левые вновь набирают силу. Чтобы избежать губительного отката назад, мы должны освоить свободу - эту первичную и базовую для России ценность

Центризм умер. 3 сентября 2003 года, в день старта последнего этапа борьбы за места в российском парламенте, неэффективность центризма как политической позиции стала очевидной. Удобному, но абсолютно бессмысленному лозунгу "За сильную, богатую и благочестивую Россию" было противопоставлено жесткое - "Не дадим растащить страну". И если еще в мае этот лозунг находился на периферии политического процесса, то сегодня он явно или неявно ключевой.

Кто же растаскивает Россию? Кого надо остановить? Ответ на картинке. На биллбордах вдоль московских магистралей развешаны плакаты с вышеупомянутым лозунгом. На них - толстые капиталисты, разрезающие карту России на кусочки. С первого взгляда видно - это буржуи; те, которых изображали в азбуке для малограмотных рабочих в 20-х годах: буква "Б" - буржуй. Жесткая оппозиция центризму пришла к нам не справа - из будущего, а, как всегда, слева - из нашего прошлого.

И так происходит уже почти десять лет. Каждый раз, когда страна должна выбрать себе парламент или президента, ей задается один и тот же вопрос: не слишком ли мы увлеклись делом построения капитализма и демократии? Не пора ли назад? И каждый раз никто внятно не отвечает, почему назад нельзя. Хотя отдадим должное элите - благодаря невероятным комбинациям сил ей удается пока двигаться вперед. Но уж очень медленно. Обсуждать сегодня в России, через одиннадцать лет после начала приватизации, тему левого реванша, это все равно что если бы немецкая элита в конце 50-х все еще решала вопрос о положительных и отрицательных сторонах национал-социализма.

Однако мы, в отличие от немцев, все время возвращаемся. В 1995 году мы рисковали и получили-таки излишне коммунистический парламент. В 1996 году, накануне ельцинских выборов, мы столкнулись с заговором силовиков. В 1999 году претендентом в президенты некоторое время был Евгений Примаков, человек, безусловно, старой школы. И сейчас опять то же самое. Причем нынешние "новые левые" отличаются от предыдущих, очевидно, большей агрессивностью.

В конце мая этого года в публичное пространство был вброшен доклад о "заговоре олигархов". Тогда он был воспринят многими всего лишь как жалкая провокация. Но через месяц, в июле, был арестован один из крупнейших акционеров ЮКОСа Платон Лебедев. И чиновники, депутаты и аналитики стали вовсю обсуждать возможность пересмотра итогов приватизации, договариваясь порой и до национализации. А уже в августе на базе нескольких национал-патриотических групп с явной предрасположенностью к перераспределению денежных потоков в пользу госбюрократии был создан новый политический блок, коему известный галерист придумал красивое соцартовское название - "Товарищ".

Все сомкнулось: товарищи против буржуев. На дворе второе-третье десятилетие двадцатого века. В правильное ли время мы вернулись?

Где правые

Будучи людьми рациональными, мы должны сказать, что ничего страшного в четком оформлении движения "новых левых" нет. Напротив, это можно было бы рассматривать как полезную структуризацию политического пр