Оптимистичный Кентавр

Рейтинг
«Эксперт» №34 (387) 15 сентября 2003
Один из опытнейших российских банкиров Юрий Пономарев приветствует экспансию иностранцев на наш кредитный рынок и считает, что роль банков в российской финансовой системе будет уменьшаться
Оптимистичный Кентавр

Энергичная походка, цепкий, внимательный взгляд, негромкая, медленная речь, тщательно выверенные фразы. Наш собеседник - Юрий Пономарев, один из наиболее опытных и уважаемых российских банкиров. После окончания Московского финансового института осваивал профессию во Внешторгбанке СССР под руководством Юрия Иванова, воспитавшего целую плеяду сильных финансистов. Именно в те годы Юрий Пономарев работал бок о бок с Виктором Геращенко, профессиональные и дружеские связи с которым ценит и по сей день.

Несмотря на разницу в возрасте, с Геращенко их роднит блестящая выучка - сочетание профессиональных навыков и жизненных установок, характерных для лучших образцов советской школы менеджмента, и многолетнего опыта работы за границей в условиях жесткой конкурентной борьбы за клиентов, рыночные доли и прибыль. И если за Геращенко прочно закрепилось уважительное прозвище Геракл, то, оставаясь в русле греческой мифологии, Пономарева следовало бы окрестить Кентавром. После долгих лет работы во Внешторгбанке Союза и Госбанке СССР он почти десять лет возглавляет парижский Евробанк, затем руководит лондонским Моснарбанком. После кризиса 1998 года опыт Пономарева понадобился и в России. С 1999-го по 2002 год он руководит Внешторгбанком, где когда-то начинал свою карьеру.

Сегодня Юрий Пономарев - председатель совета директоров Московского банка реконструкции и развития, подготавливающего амбициозную программу развития розничного банковского бизнеса на базе сотрудничества с телекоммуникационными (МТС, МГТС) и страховыми (РОСНО) компаниями. Одновременно он занимает пост председателя и исполнительного директора люкcембургского East-West United Bank, развивающего новое для России направление - private banking.

Но нас интересовали не столько сегодняшние заботы банкира. Куда более интересен взгляд финансового гуру на развитие банковской системы России, все перипетии которого он знает не понаслышке.

- Юрий Валентинович, как вы оцениваете пятнадцатилетний путь, который прошла российская коммерческая банковская система? Какие этапы можно выделить в ее развитии? Какие уроки? Куда она движется? Насколько наша траектория развития банковского сектора типична или, наоборот, своеобразна по сравнению с другими странами с переходной экономикой?

- Пятнадцать лет тому назад я работал начальником главного валютно-экономического управления Госбанка СССР. Тогда с использованием иностранного опыта писались первые проекты закона о банковской деятельности, началось обсуждение подходов к созданию внутреннего валютного рынка, рождались замыслы создания валютной биржи. Вопросы задавались такие: как скоро у нас в стране возникнет коммерческий банковский сектор, валютный рынок? Я тогда считал, что для создания нормального валютного и банковского рынков нужно, чтобы выросли нормальные институты этого рынка и, главное, выросло бы поколение специалистов, которые имели бы опыт работы. Речь шла о возникновении новой культуры. Я предполагал, что на это уйдет лет пятнадцать. Я ошибся. Валютный рынок в

По состоянию на 1 июля 2003 года Московский банк реконструкции и развития с активами на сумму 15 млрд рублей занимал 38-ю строчку в списке крупнейших российских банков. Эту же позицию банк занимает и по размеру собственного капитала - на ту же дату он составлял 2,8 млрд рублей.

В рейтинге журнала "Эксперт" МБРР входит в третью группу относительной финансовой устойчивости, что означает удовлетворительную надежность.

Крупнейшим акционером МБРР является АФК "Система",ей принадлежит 66,55% капитала банка.