В свободном плавании

Международный бизнес
«Эксперт» №42 (395) 10 ноября 2003
Вокруг иранского контракта Statoil разразился скандал. Правительство Норвегии в него не вмешивается - власти считают, что акционеры должны научиться решать все проблемы без помощи государства, а компания стать действительно независимой

Крупнейшая норвежская нефтяная компания Statoil переживает самый серьезный кризис за всю свою тридцатилетнюю историю. Практически больше месяца компания жила без руководства - без председателя совета директоров, без генерального и финансового директоров. В конце сентября все ключевые фигуры были отстранены от дел. Причина массовых отставок топ-менеджмента - скандал в связи с так называемым "иранским делом Statoil". Высшее руководство компании было заподозрено в многомиллионных взятках иранским чиновникам, у норвежской общественности это вызвало бурю возмущения - к вопросам финансовой чистоплотности там относятся крайне трепетно. Лишь 1 ноября совет директоров Statoil выбрал себе нового главу. Им стал Янник Линдбэк, он давно работает в нефтегазовой промышленности, до избрания возглавлял норвежское отделение международной организации по борьбе с коррупцией Transparency International. Новые генеральный и финансовый директора не избраны до сих пор. Временно на этих ключевых должностях работают Инге К. Хансен и Элдар Сэтрэ.

По норвежским меркам скандал явно затянулся - там спорные ситуации решаются в течение нескольких дней. Так, в 1999 году, когда из-за существенного превышения сметы по освоению месторождения Осгард у министерства нефти и энергетики возникли претензии к руководству Statoil, топ-менеджмент был сменен быстро и без лишних разговоров.

Выгоды от постепенной трансформации Statoil в публичную компанию перевешивают негативные последствия крупного скандала

Нынешний длится уже второй месяц. Объясняется это тем, что в 2001 году Statoil была частично акционирована - государство продало было 18,3% акций, после чего правительство несколько дистанцировалось от управления компанией и контроля за ней, предоставив больше возможностей миноритарным акционерам. По мнению норвежских властей, выгоды от постепенной трансформации Statoil в публичную компанию перевешивают негативные последствия даже такого крупного скандала.

В Иран с деньгами

"Иранское дело" началось еще осенью 2001 года, когда Statoil взялась расширять свою деятельность на перспективном иранском направлении. Руководство компании решило воспользоваться услугами внешнего консультанта, который хорошо бы понимал политическую ситуацию в стране. Двенадцатого июня 2002 года компания заключила договор с консалтинговой компанией Horton Investment, которой владел Аббас Язди - бывший гражданин Ирана, переехавший в Великобританию. На самом деле Horton Investment - компания, созданная исключительно под сотрудничество со Statoil и зарегистрированная в офшоре, а консультировал норвежскую компанию в Иране Мехди Хашеми Рафсаньяни - директор одной из "дочек" иранской государственной нефтяной компании NIOC. Весьма примечательно, что в октябре 2002 года, спустя всего несколько месяцев после подписания договора, Statoil заключила соглашение с иранской компанией Petropars и стала оператором в нескольких фазах разработки гигантского газового месторождения Южный Парс.

Спустя год из норвежской компании стала просач

* Основана в 1972 году.
* В 2001 году частично приватизирована.
* Более 17 тысяч работников.
* Стоимость активов в 2002 году - 147 млрд норвежских крон (около 21 млрд долларов США).
* Выручка в 2002 году - 244 млрд норвежских крон (около 34,7 млрд долларов США).
* Прибыль после налогообложения в 2002 году - 16,8 млрд норвежских крон (около 2,4 млрд долларов США).
* Ежедневная добыча - 1 млн баррелей нефтяного эквивалента.
* Занимает третье место в мире по нетто-продаже сырой нефти.
* Является оператором на 15 месторождениях в Норвегии.
* Продает две трети добываемого в Норвегии газа.
* Участвует в проектах в 25 странах.
Источник: Statoil