Неустойчивая цивилизация

Культура
«Эксперт» №43 (396) 17 ноября 2003

Двадцать шестого ноября в Петербурге в БКЗ "Октябрьский", а 27 и 28 ноября - в Московском Международном доме музыки выступает Филип Гласс со своим оркестром. Будут исполнять музыку к фильму "Коянискацци" одновременно с демонстрацией самого фильма на широком экране.

Филип Гласс - крупнейший американский композитор, его почитают поклонники серьезной, академической музыки и нежно любят представители "широких масс" с более легкими вкусами. Его музыка не выходит из моды уже лет тридцать - со времен премьеры оперы Гласса "Эйнштейн на пляже", успех которой позволил молодому композитору бросить работу таксиста и целиком посвятить себя музыке. К этому моменту Глассу было двадцать девять, он уже успел поучиться математике и философии в Чикагском университете, переложить на ноты музыку знаменитого индийского музыканта Рави Шанкара - уже в Париже, провести немало месяцев в Индии, Гималаях и Северной Африке, общаясь с тамошними гуру. На Восток Гласс регулярно отправляется и до сих пор - поднабраться духовного опыта, - и месяцы, проведенные в монастырях и ашрамах, несомненно, отражаются на его вполне европейской музыке. Кому-то этот ориентальный оттенок кажется излишне занудным и патетичным, по мнению же других, он точно отражает мрачноватый дух современности.

После "Эйнштейна" было еще несколько опер, в частности о Галилее и Махатме Ганди ("Мне интересно рассказывать о личностях, способных изменить мир"), а также множество других музыкальных форм - достаточно для того, чтобы заполнить несколько десятков дисков и получить статус живого классика и прописку во всех энциклопедиях, посвященных музыке ХХ века. Гласса считают минималистом и пишут научные труды по его вкладу в одно из самых заметных музыкальных течений прошлого века - сам же маэстро с таким определением не соглашается. Хотя бы потому, что вообще отвергает всякие определения.

Как и положено любому крупному современному композитору, Гласс много работал в кино, благодаря чему и стал известен вне узкого круга эстетов. Его музыку к фильмам дважды номинировали на "Оскар", последний раз в этом году, за "Часы" с Николь Кидман, но самая легендарная из его киноработ - трилогия Годфри Реджио "Кацци", в которой звук играет роль, равную изображению. Фильмы этой трилогии вообще мало похожи на кино - как игровое, так и документальное, скорее, на этакий медитативный видеоклип, бессюжетную мозаику образов, нанизанную на музыку Гласса. Последний фильм трилогии, "Накойкацци", вышел в этом году, и критики приняли его плохо. Первый был закончен двадцать лет назад, его делали семь лет, и результат оказался прямо пропорциональным затраченным усилиям. Тема - цивилизация, потерявшая устойчивость ("Коянискацци" переводится как "жизнь вне состояния равновесия"). Очень масштабно - как раз в духе Гласса. Фильм прочно обосновался на полках киноманов - но на широком экране его показали в России только однажды, на ММКФ в 1983 году. А возможность увидеть его под живую музыку едва ли еще когда-нибудь представится.