Лис-антитеррор

Культура
«Эксперт» №47 (400) 15 декабря 2003

Один из людей, имеющих прямое отношение к российскому кинопрокату и киноэкспорту, по поводу второго "Антикиллера" в личном разговоре выразил глубокую убежденность, что в съемках данного коммерческого хита приняли весомое финансовое участие российские спецслужбы. Его убежденность и впрямь можно если не разделить, то понять. По части "скрытой" - на самом деле более чем явной - рекламы правоохранительных органов фильм демонстрирует точно ту же святую прямоту, с какой нам каждые минут двадцать подробно и красочно являют с экрана несравненные достоинства мобильных телефонов и компьютеров "Панасоник", автомобилей "Ауди" и украинской перцовки "Немирофф" (все трое фигурируют в списке официальных спонсоров).

В самом деле, в "Антикиллере" первом, приятно впечатлившем брутальностью и драйвом российскую публику, не избалованную крепким жанром отечественного производства, Лис, герой Гоши Куценко, был опер-"расстрига", только что откинувшийся зек, одинокий волк, маргинал, лицо максимально неофициальное и даже антиобщественное. В продолжении же он без лишних объяснений превратился в довольно крупного милицейского чина, да вдобавок еще и женился (в первых кадрах, под шумный плеск опять-таки "Немирофф"). То есть явил нам самого актуального героя времени, опору нации, государственности, единой и сильной России. Противники у него тоже изменились: в первом фильме были просто разномастные бандиты; во втором Лис всю дорогу воюет с чеченскими террористами (главного из них, с нечеловеческими повадками и нечеловеческим же именем Ужах Одуев, играет перекрашенный в радикальный черный цвет главный ариец нового российского кино Алексей Серебряков). Среди террористов есть даже одна шахидка-смертница. Серебрякова-Одуева Лис (то есть тут он уже и не Лис никакой, а исключительно товарищ Коренев) в финале превращает в прямом смысле слова в кровавое месиво.

Переходя же от главного, идеологии, к малосущественному, то есть собственно к кино, можно еще добавить, что "Антикиллер-2" - абсолют сиквела в самом худшем значении слова. Он плох всем, чем был силен первый фильм - тоже безнадежно далекий от совершенства в любом отношении, но профессионально вполне крепкий. Если первый был брутален и динамичен, то второй вял, ходулен и отчетливо скучен. Если в первом Гоша Куценко явил полную меру щедро отпущенного ему агрессивного обаяния, то в продолжении предстает упитанный обрюзгший бритоголовый милицейский чиновник, коего Куценко изображает предельно небрежно. Сколь фактурен был в первом матерый вор старой закалки Крест в исполнении Шакурова, настолько же сер и неубедителен тот же Крест в том же исполнении из сиквела. Тем более что и Крест, даром что бандюган, преисполнился тут если не лояльности, то национального патриотизма - торговать наркотой и иметь дело с чеченами решительно отказывается.