ЗИЛ, красный флаг, девушка

Культура
Москва, 02.02.2004
«Эксперт» №4 (405)
Все фоторепортажи, представленные на конкурс "Серебряная камера", посвящены Москве. Столица выглядит безнадежно, но изысканно

Конкурс на лучший фоторепортаж о Москве "Серебряная камера" проходит уже в четвертый раз. И в первый раз так таинственно. Все снимки выставлены анонимно, имена авторов назовут публике лишь 11 февраля, когда наградят победителей. Чтобы радость встречи с известным именем не вредила судейству. Ну что ж, тем лучше. Остается сосредоточиться на фотомодели, то есть самой Москве. Участникам, как и раньше, предписано было рассмотреть столицу с трех сторон: "События и повседневная жизнь", "Лица" и "Архитектура". Но выставленным сейчас в Доме фотографии репортажам, скорее, подошли бы другие номинации: вместо "Повседневной жизни" - "Этот безумный мир", вместо "Лиц" - "Тела", а вместо "Архитектуры" - "Живопись".

Город

Знакомство с конкурсными работами не было лишено неожиданностей. Например, трудно было представить себе, что сегодня фотохудожники так привязаны к производственной теме. Как будто на дворе лохматые семидесятые, и конкурс называется вовсе не "Серебряная камера", а "В родном цеху" или "Та заводская проходная". Куда ни повернись, то там, то здесь заводские декорации, рабочие лица и руки на фоне станков, втулок, куч металлической стружки, огнетушителей, пожарных лестниц и прочих примет некогда активного производства. Автогигант ЗИЛ, "Трансмаш" и прочие, уже безымянные, заводы и фабрики запечатлели фотографы в 2002 году. В этом столь неожиданном на первый взгляд расцвете производственничества можно было бы увидеть эхо конструктивистских пристрастий к самодостаточной жизни фабричных механизмов, если бы... запечатленные на пленке механизмы подавали хоть какие-то признаки этой самой жизни. Заводская проходная вывела меня в люди и сдохла, в цехах поселился дух хаоса и запустения, и сами производственные пейзажи и натюрморты превратились в наглядные пособия по меланхолии, в современные образы суеты сует. Плюс чрезвычайное эстетство. О, как прекрасны изумруды битых стекол в нежной терракоте обшарпанных заводских стен; как пленительно нежны серебристые переливы металлической стружки на заводской помойке; какие изысканные узоры рисует ржавчина на панелях простаивающих токарных и фрезеровочных станков! - говорят нам эти снимки. В общем, поэзия руин образца 2003 года.

Надо сказать, что за пределами заводских стен Москва являет собой зрелище не менее меланхоличное. Возможно, для кого-то будет открытием, но столичное пространство - это главным образом депрессивные новостройки, окраинные пруды-помойки с плавающими в них покрышками, железные гаражи, трубы котельных, стены с трещинами всех форм и размеров, гнутые карнизы, увешанные сосульками, серовато-зеленоватые школьные интерьеры, а также котлованы, траншеи и фундаменты. И все это, разумеется, очень красиво по цвету и композиции. Рядом с такими сериями, как "Марьино", "Гаражи" и "Без присмотра", любые худо-бедно сохранившиеся памятники архитектуры, любые золотые купола на фоне живописного заката кажутся или маргинальным эстетством (если ч/б), или съемкой для кондитерских коробок (если в цвете). Короче говоря, на

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (405) 2 февраля 2004
    Бизнес и власть
    Содержание:
    Общий интерес капитала

    Российский союз промышленников и предпринимателей, "Деловая Россия" и "Опора России" обсуждают возможности слиться в одну организацию

    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Реклама