Вместо приговора - передел

Политика
Москва, 02.02.2004
«Эксперт» №4 (405)
Генпрокуратуру не надо демонизировать: она уже перестала быть карающим мечом правосудия. Своей главной задачей она сегодня считает исключительно передел собственности

"Прокуратура обладает немалой властью, но эта власть предназначена исключительно для надзора за состоянием законности и ни для чего другого. Никакого иного вмешательства в экономическую и любую другую деятельность быть не должно", - заявил Владимир Путин на расширенном заседании коллегии Генпрокуратуры, которое состоялось в конце прошлой недели. Главным сигналом для ведомства Владимира Устинова из прозвучавших программных заявлений российского президента стал пассаж о том, что "недопустимы ситуации, когда после многомесячного расследования и содержания людей под стражей обвинения 'рассыпаются' в суде. Это не значит, что любой ценой надо бороться за честь мундира и гноить людей за решеткой". Эти и другие заявления главы государства на коллегии были выдержаны в тоне сдержанной критики. Складывается впечатление, что устроить разнос Генпрокуратуре на этом важном мероприятии Владимиру Путину помешали лишь недавно заведенные и поэтому незаконченные громкие уголовные дела как раз в сфере экономической деятельности. И это при том, что карающий меч правосудия Генпрокуратуры действительно работал последние три года, как гильотина времен Французской революции - начаты громкие дела в отношении олигархов, террористов, шпионов, "оборотней", завершен в пользу государства передел медийного пространства. Однако собственно "процессуальный результат" работы ничтожен - прокуратура провалила все громкие дела об экстрадиции Ахмеда Закаева, Бориса Березовского, Владимира Гусинского, Юлия Дубова. На ее обвинительные заключения европейские суды смотрели, как на юридическое недоразумение. Продукт работы ведомства Устинова предназначен исключительно для внутреннего потребления и экспорту не подлежит, тем более что спрос на него в России и так устойчив.

Сегодня все ждут громкого процесса по делу ЮКОСа, на котором решится не только судьба Михаила Ходорковского и его компании, но и судьба самой Генпрокуратуры, а также имиджа президентской власти. Прерванное действиями ведомства Устинова слияние ЮКОСа и "Сибнефти" заставило вспомнить о тех, кто присутствовал на церемонии первой попытки их слияния в январе 1998 года - а это были ничего не подозревающие о своей дальнейшей судьбе олигархи Борис Березовский, Владимир Гусинский и Александр Смоленский. Попытка нового слияния ЮКОСа с бывшей "кассой 'семьи'" определила судьбе Ходорковского сценарий, уже не раз реализованный Генпрокуратурой. Так, дело ЮКОСа ведет бригада "важняка" Салавата Каримова. Именно он курировал следствие по фактам финансовых злоупотреблений в компании "Медиа-Мост" в 2001-2002 годах, итогом которого стал договор Гусинского с властью под условным названием "активы в обмен на свободу". Для сравнения: договор олигархов с Ельциным накануне выборов 1996 года звучал радикально иначе - "заем в обмен на активы". Все фигуранты московских дел Салавата Каримова так или иначе оказывались на свободе, но без активов. Это касается и президента нефтехимического холдинга "Сибур" Якова Голдовского, и его зама Евгения Кошица. Пос

У партнеров

    «Эксперт»
    №4 (405) 2 февраля 2004
    Бизнес и власть
    Содержание:
    Общий интерес капитала

    Российский союз промышленников и предпринимателей, "Деловая Россия" и "Опора России" обсуждают возможности слиться в одну организацию

    Русский бизнес
    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Реклама