Примирение Ельцина и Зюганова

Политика
«Эксперт» №4 (405) 2 февраля 2004
Наша устойчивая национальная беда в том, что новые элиты не умеют утверждаться иначе, как через уничтожение элит прежних

Друг друга любят дети главарей, Но им судьба подстраивает козни, И гибель их у гробовых дверей Кладет конец непримиримой розни. "Ромео и Джульетта". Пролог

Одна из примет новой политической эпохи - изменившееся отношение левых к Б. Н. Ельцину. Вместо забытого "Банду Ельцина под суд!" начинают звучать совсем иные нотки. Троцкистско-зиновьевский изверг Б. Ю. Кагарлицкий, указывая, что окончательное подавление оппозиции в итоге приводит к острейшему кризису легитимности, присовокупляет к тому, что "Ельцин, будучи, несмотря на отсутствие политической и иной трезвости, правителем по-своему мудрым, прекрасно понимал это" - в отличие от новых правителей. Кандидат в президенты от КПРФ Н. М. Харитонов как аграрий и крестьянский сын формулирует ту же мысль проще: "При Ельцине демократии больше было. Я в оппозиции достаточно много лет, но с чем столкнулись сегодня, это ни в какие ворота не въедешь". Г. А. Зюганов мало того что, ровно какой-нибудь С. А. Ковалев, собирается жаловаться в ПАСЕ на методы проведения думской кампании, но еще и применяет количественные методы для сравнения ельцинских и путинских политических нравов. Согласно выкладкам Зюганова, в президентскую кампанию 1996 года (когда с коммунистами - что было, то было - и вправду не стеснялись) имели место три случая неприкрытой и неприемлемой атаки на КПРФ, тогда как в думской кампании 2003 года таких случаев было сорок шесть. Прямых комплиментов Ельцину здесь нет, но - sapienti sat.

Сказка про Курочку Рябу

Запоздалое осознание того, что дедушка только для виду ворчал на расшалившихся внучат, а теперь совсем не дедушка и совсем не для виду, может, конечно, - в силу его запоздалости - быть подвергнуто многообразному осмеянию. Тут и хрестоматийное "Дед бил, бил - не разбил, баба била, била - не разбила, мышка бежала, хвостиком махнула, яичко упало и разбилось", и не менее хрестоматийное "Живая власть для черни ненавистна, они любить умеют только мертвых".

Не сказать, чтобы для такой иронии вовсе не было оснований. Веди себя коммунисты 90-х поаккуратнее на поворотах (к банде Ельцина, которую под суд, это, естественно, тоже относится), не возникало бы необходимости покупать стабильность тогдашними дорогостоящими методами. Взращиванием олигархов, например. Ведь нынешнее, как выражается Н. М. Харитонов, "ни в какие ворота не въедешь" есть кара за поддержание худого мира ценой общественного разврата.

Былое счастье

Впрочем, ирония - штука обоюдоострая, ибо нет повода радоваться нынешнему прискорбному положению коммунистов. Уже к концу 90-х годов во вполне антикоммунистических кругах была популярна фраза "Зюганов - наше счастье", причем смысл ее не сводился лишь к тому циническому суждению, что КПРФ выпускает пар народного гнева в тихий пук и тем самым объективно поддерживает антинародный режим. Кроме цинизма были известные исторические аналогии, говорящие о том, что без системной левицы, которой когда-нибудь в будущем можно даже и сдать власть, трудно рассчитывать на успешное преодоление посткатастроф