Битва проиграна, война не кончилась

Тема недели
Москва, 13.09.2004
«Эксперт» №34 (434)
Сейчас, когда мы все знаем, что случилось в Беслане, встают другие вопросы: как это случилось и почему? И главное - какой станет после этой трагедии страна, потому что без политических последствий такие вещи не остаются

Вопрос "как" состоит из тысячи мелких деталей и нескольких принципиальных моментов. Как боевики сумели проникнуть в город, загнать в школу столько людей и мгновенно заминировать здание? Сколько было боевиков? Сколько, в конце концов, было заложников? Как боевики сумели пронести в здание взрывчатку и сколько ее было? Прошла уже неделя. Но четких, а не расплывчатых ответов прокурора Устинова мы не получили. И, возможно, не получим, поскольку президент решил не проводить открытого расследования, опасаясь, что оно превратится в политическое шоу.

Подобные опасения понятны. И все-таки решение ограничиться закрытым расследованием не кажется верным. Сам масштаб трагедии будет мешать его превращению в шоу. А те, кто захочет заняться спекуляциями на всенародном горе, все равно этим займутся, а закрытое расследование даст им только дополнительный повод для спекуляций.

Власть должна решиться и снизить степень закрытости выяснения обстоятельств бесланского кошмара, это будет воспринято людьми только положительно. Все и так понимают, в чем дело. Понимают, что, несмотря на серию терактов в конце августа, вопросами безопасности в Северной Осетии не занимались, а если занимались, то так, что лучше бы вообще ничего не делали. Власть окуривает себя маскировочным дурманом, но при этом видеть перестают не окружающие, а она сама.

После "Норд-Оста" мы по крайней мере что-то знали. Сейчас на антитеррористическую хартию, принятую Индустриальным комитетом СМИ, ссылаются для того, чтобы не выпустить наружу никакой информации вообще. Впрочем, своим молчанием СМИ оказали спецслужбам большую услугу. Ни ТВ, ни Интернет, ни радио не показали ничего, что могло бы проинформировать бандитов. Не о том, что делается. А о том, что толком ничего не делается.

На каждого бандита по большому начальнику

После того как президент Путин побеседовал по телефону прямо из самолета с президентом Северной Осетии Дзасоховым, в аэропорту его встретили министр внутренних дел Нургалиев и директор ФСБ Патрушев. По приказу президента оба немедленно направились в Беслан. По прошествии нескольких дней так и остался неясным ответ на вопрос, что же господа министр и директор там делали. Зачем были там нужны. Отвлекать силы на охрану собственных персон? Давать ценные указания? В любом случае, если бы их там не было, ситуация была бы по крайней мере не хуже. Нет лучшего способа дезорганизовать работу, чем послать в район экстренной и тончайшей операции руководителей двух конкурирующих ведомств. Вообще в такой ситуации чем меньше начальства, тем лучше. Но начальников оказалось в избытке. В Беслане видели министра внутренних дел, директора ФСБ, представителя президента РФ Яковлева, президентов двух соседних республик и даже бывшего президента Ингушетии Аушева. По телевизору мы все имели возможность посмотреть на генерала ФСБ Андреева.

Но кто же все-таки руководил операцией по спасению заложников? Пока ответа мы не получили. Опять, как после "Норд-Оста", никто не взял на себя ответственность. Итог известен.

В

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (434) 13 сентября 2004
    Террор
    Содержание:
    Битва проиграна, война не кончилась

    Сейчас, когда мы все знаем, что случилось в Беслане, встают другие вопросы: как это случилось и почему? И главное - какой станет после этой трагедии страна, потому что без политических последствий такие вещи не остаются

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама